Андрей Бронц: Обеспечить регион собственной продукцией – приоритетная задача властей Приморья
22 июля 2020 11:30

Андрей Бронц: Обеспечить регион собственной продукцией – приоритетная задача властей Приморья

Лето – традиционно «горячая» пора для сельхозпроизводителей: чем больше сил будет вложено, тем обильнее окажется урожай осенью. Дополнительную нагрузку в 2020 году агропромышленному комплексу Приморья добавила пандемия COVID-19, которая привела к заминкам в международном товарообмене. О том, адаптировались ли сельхозпроизводители края к новым условиям, и о перспективах отрасли деловой газете «Золотой Рог» рассказал министр сельского хозяйства Приморского края Андрей Бронц.

– Андрей Александрович, как отразились на состоянии дел в сельскохозяйственной отрасли, а также на экспортных взаимоотношениях пандемия COVID-19 и связанные с ней ограничения – прежде всего, в части международной торговли?

– На работу сельхозпроизводителей Приморья пандемия повлияла незначительно, хотя определенные проблемы имелись. В первую очередь, это рабочая сила – в основном, работники, которые привлекаются на ручной труд. У некоторых компаний были вопросы с наладкой и запуском импортного оборудования, которые должны выполнять иностранные квалифицированные специалисты. Несмотря на имеющиеся сложности, сейчас нам удалось решить вопрос с их въездом в Россию. Что касается движения грузов через границу, то ситуацию на пунктах пропуска вы знаете. Из-за ограничений по въезду и выезду грузового транспорта, введенных китайской стороной, в определенные периоды у нас наблюдался дефицит, и, по этой причине, – рост цен на овощную продукцию.

На сегодня сельское хозяйство, пищевая и перерабатывающая промышленность Приморья стабильно работают. По ряду предприятий выявлялись отдельные случаи заражения COVID-19, однако они максимально быстро купировались, а контактные лица – ограждались. Ни одно предприятие не закрылось, все работают – с соблюдением требований по входному контролю, дезинфекции, средствам индивидуальной защиты

– Возможно ли быстро преодолеть зависимость Приморья от поставок импортных овощей? Будут ли в регионе развиваться собственные тепличные хозяйства, и какова в этом случае будет себестоимость их продукции?

– Начиная с 90-х годов, в Китае под дальневосточного потребителя были созданы оптово-распределительные центры; существует поддержка для фермеров, экспортирующих овощи. У нас же в тот период отрасль сельского хозяйства находилась в кризисе. Тем не менее, в Приморье удалось сохранить два тепличных комплекса. Главным вопросом остается стоимость тепловой энергии и тарифное регулирование, поскольку в наших условиях выращивание тепличных овощей предполагает значительные энергозатраты.

Сейчас в Приморье появились инвесторы, которые готовы вкладывать в тепличное производство, но для них важно наличие свободных объемов природного газа – его использование при теплоснабжении позволит снизить себестоимость овощной продукции. К октябрю планируется запустить первые 10 гектаров теплиц – это проект НК «Лотос», одного из резидентов ТОР «Михайловский». Реализация проекта позволит выращивать около 7-8 тысяч тонн овощей. Для дальнейшего развития ограничителем пока остается отсутствие свободных объемов газа.

Добавлю, что для производителей овощей на федеральном и на краевом уровне приняты серьезные меры поддержки. Во-первых, это прямые выплаты за реализованную продукцию – от 3 до 5 тысяч рублей за тонну. Во-вторых, это возмещение затрат на техническую модернизацию производства и приобретение уборочной техники, позволяющей уйти от использования ручного труда. Кроме того, с 2020 года субсидируются фермерские теплицы – это позволит закрыть потребность в овощах в межсезонье, постепенно замещая импортную продукцию.

Что касается диверсификации поставок, то Правительством РФ принято решение о «нулевом» тарифе на железнодорожные перевозки для овощной продукции, поставляемой в Приморский край из регионов Южного Урала и Сибири. Для потребителя это, безусловно, плюс, но нашим производителям придется в перспективе конкурировать не только с импортными овощами, но и с отечественными.   

– Получилось ли заместить рабочую силу из КНР, использовавшуюся на полях Приморья?

– Вопрос непростой. В советское время за каждым сельхозпредприятием были закреплены шефские организации. И когда начиналась уборка урожая, «шефы» помогали людьми и техникой. Привлекалась армия, студенческие отряды. Сегодня этот механизм уже не работает, поменялось законодательство – каждый занимается своим делом.

Поэтому ежегодно в наш регион на сельхозработы привлекалось до 7 тысяч человек из Китая. Пандемия показала, что от этой зависимости необходимо уходить. Поэтому ведем переговоры со студенческими отрядами, привлекаем лиц, проходящих исправительные работы. Кроме того, до закрытия границ были заключены договоры с работниками из Узбекистана. Но кардинально решить вопрос позволит только механизированный сбор, а также создание условий для местных жителей, чтобы они приходили работать. Овощи – это то, что требует труда каждый день. Но, в то же время, это сезонный труд, и возникает вопрос, чем занять людей в остальное время. Поэтому механизация работ по выращиванию и сбору урожая представляется более перспективным путем.

– Куда в этом году пойдет мед приморских производителей, учитывая объективные сложности во взаимодействии с контрагентами из КНР?

– 2020 год является сложным в плане погодных условий, и это повлияет на объемы меда – прогнозируем порядка 5-5,2 тысячи тонн. Те предприятия, которые поставляли мед на экспорт, продолжают это делать благодаря выстроенным взаимоотношениям с китайскими партнерами. Дальнейший рост объемов экспортных поставок будет определяться качественными характеристиками меда.

Что касается Китая, то по договоренности Россельхознадзора с зарубежными коллегами, исследование крупных партий меда сегодня производится непосредственно в КНР. Механизм отлажен. В перспективе готовить экспортные партии, соответствующие зарубежным стандартам, сможет специализированная лаборатория под Уссурийском, на обустройство которой предусмотрено федеральное финансирование.

– Как обстоит ситуация с производством и переработкой молока в Приморье?

– Все производители региона, включая личные подсобные хозяйства, производят 124-127 тысяч тонн молока в год. Есть ряд успешных инвестиционных проектов, есть стабильно работающие предприятия, большинство из которых имеет свои мощности по переработке молока. Но понятно, что производство молока в Приморье в сравнении с западными регионами выходит дороже за счет более высоких тарифов и стоимости техники. Плюс, молочное животноводство, в отличие от других отраслей, требует больших вложений в капитальное строительство. Однако при более высокой себестоимости у приморских производителей и качественные характеристики, и польза молока выше консервированного, доставленного из европейской части страны.

На сегодняшний день стоит задача дополнительного развития производства и переработки молока, и действующие предприятия работают над увеличением поголовья и созданием новых ферм. В ближайшие пять лет необходимо нарастить производство молока минимум в 1,5 раза. Для этого завозится породистое поголовье как из регионов России, так и из Европы; усиливаем малый бизнес – семейные фермы. Для стимулирования развития молочного животноводства государственной программой «Развитие сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Повышение уровня жизни сельского населения Приморского края» на 2020-2027 годы предусмотрены меры по возмещению затрат на производство молока и на приобретение животноводческого оборудования и племенного скота.

– В советские годы Приморский край был одним из главных регионов страны по производству риса. Есть ли перспективы для восстановления отрасли рисоводства в крае?

– Для этого необходимо наладить производство промышленного масштаба крупными инвестиционными компаниями. Почему в свое время рисоводческая отрасль в Приморье вошла в кризис? Потому что выращивание риса предполагает значительные затраты как на подачу воды, так и на содержание мелиоративного комплекса. В советское время была создана мощная база с инженерным комплексом – проектные институты, строительные организации, эксплуатирующие ПМК. Но затем в крае было ликвидировано как управление мелиорации, так и остальные организации, обслуживающие региональную мелиорацию; а рисовые системы по отдельным чекам разделили на паи. Поэтому восстановлением должна заниматься крупная компания, которая сможет управлять процессом консолидации земельных и инженерных фондов, а также реконструкцией рисовых оросительных систем. Пока же ситуация такова, что есть землепользователи и землевладельцы даже из Владивостока, которые просто сдают угодья в аренду иностранным компаниям.

На сегодняшний день основным производителем риса в России является Краснодарский край: с объемами производства 130 тысяч гектаров, тогда как у нас под выращивание риса занято 8,2 тысячи гектаров. Кубань может полностью закрыть потребности всей страны, но у них ощущается дефицит воды, в то время как в Приморье, напротив, есть ее избыток – уровень озера Ханка в последние годы неуклонно повышается. Для развития рисоводства требуются дополнительные меры поддержки, поэтому сейчас мы готовим стратегию развития отрасли в Приморском крае. Безусловно, нам хотелось бы привлечь в качестве инвестора крупную российскую компанию, поскольку на данный момент в рисоводческом комплексе Приморья активно присутствуют зарубежные структуры. Однако в любом случае потребуются миллиарды рублей для модернизации мелиоративной системы, а сроки окупаемости даже с учетом государственной поддержки составят 8-12 лет.

– А качество риса в Приморье выше, чем в Краснодарском крае?

– Да. У нас есть ряд ограничений по набору тепловой энергии, но вкусовые характеристики приморского риса выше из-за перепада дневных и ночных температур. Именно поэтому приморский рис поставляют даже в суши-бары Москвы и Санкт-Петербурга.

 

Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter