Марина Шемилина: Закрытость власти от бизнеса – это абсолютно не про Приморский край
29 января 2015 09:29

Марина Шемилина: Закрытость власти от бизнеса – это абсолютно не про Приморский край

Взаимоотношения регионального бизнеса и властей субъекта федерации в Приморье - весьма "прозрачные", особенно в части допуска экспертного и предпринимательского сообщества к обсуждению значимых законодательных инициатив, считает Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Приморском крае Марина Шемилина. Как победить непобедимую бюрократию и насколько трудно – или же легко – быть женщиной на ответственном посту, краевой бизнес-омбудсмен рассказала в интервью на PrimaMedia LIVE.

Общественника - в чиновники!

- Марина Анатольевна, с 2002 года вы занимались защитой интересов предпринимателей по преимуществу на общественных началах. Теперь ваши полномочия подкреплены законом, вы, как минимум, "государственное лицо". На должность омбудсмена вы согласились, чтобы иметь административный ресурс?

- Действительно, я больше 10 лет занималась общественной работой в этой сфере, полтора года работала в аппарате губернатора Приморского края в должности Уполномоченного по защите прав предпринимателей. Сейчас я занимаю уже государственную должность, и у нас зарегистрирован отдельный государственный орган - Уполномоченный по защите прав предпринимателей. Конечно, есть большие отличия. Получив государственный орган и государственную должность, мы значительно расширили полномочия для защиты прав наших приморских предпринимателей.

Хотя есть свои плюсы и минусы и у общественника, и у государственного чиновника. Большой плюс у общественника - нет бюрократии, той, которой сейчас приходится заниматься мне, и для меня сейчас - это огромный минус. Главный же плюс государственной должности в том, что законом предусмотрены полномочия, определены взаимодействия между другими структурами и органами власти. Ни один представитель власти уже не сможет отмахнуться от государственного органа также, как, допустим, от общественника.

Законом упорядочены и процедуры взаимоотношений: срок ответов на запросы значительно меньше - 15 дней - руководители органов гособязаны обеспечить прием уполномоченного. Определены и другие рамки по взаимодействию со структурами, в том числе - и с федеральными. Конечно, это большой плюс.

- Что в нынешней вашей работе - самое сложное?

- Еще раз повторюсь: самое сложное для меня в работе уполномоченного – это бюрократия. Ранее я никогда не была чиновником, в постсоветское время занималась бизнесом. Мой чиновнический опыт начинается в должности уполномоченного, поэтому для меня отчетливо видна разница.

Бизнес ведь привык работать на результат. Я не хочу обидеть всех госслужащих, потому что есть достойные представители, радеющие и действительно исполняющие свою должность, с таким, скажем, "государственным взором". Но есть и такие чиновники, которые работают "на процесс", и их этот процесс, наверное, забавляет – вот это самое страшное.

Предприниматель это тоже понимает - и жалуется на эту бюрократию. Когда мы делали опрос в 2013 году по итогам подготовки ежегодного доклада губернатора, то на первый план вышла как раз эта проблема. Это говорит о чрезмерной бюрократии.

Предприниматели ждут ответа на свой запрос в госструктуры 30 дней и получают отписку. Они теряют время и не получают ответа по существу, на что они отправляли вопрос или письмо, получают отписку "тут чего-то не хватает, пришлите еще…", или вообще вместо решения проблемы приходит перечень нормативной базы и предприниматель толком ничего понять в таком ответе не может. Поэтому на первое место среди проблем мы поставили именно качество муниципального государственного управления.

- Плохое у нас качество, получается?

- Уже просто наболело. К нам приходят предприниматели, которые проиграли все суды. Они говорят: "Марина Анатольевна, должен же кто-то понести какое-то наказание, потому что я два года бегал-бегал туда-сюда! Неужели мне нельзя было в первой инстанции по-человечески все объяснить, сказать или что-то сделать. Я хожу-бегаю, получаю какие-то бумажки, надеюсь, так что уже дайте сразу отказ, который я пойду оспаривать в суде, хотя так тоже не всегда делается". Бюрократия - это очень большая проблема.

- Особенно, когда жалоба на того или иного чиновника в итоге попадает на стол ему же?

- Есть и такое. Причем как раз эта - проблема в части взаимоотношения уполномоченного с государственными органами власти - решена, потому что закон предусматривает, что ответ уполномоченному должен прийти за подписью того лица, в чей адрес направлено его письмо. Я думаю, что это большой плюс.

Проклятые вопросы бизнеса

- С какими вопросами к уполномоченному по защите прав предпринимателей обращаются чаще всего?

- Нет ни одной сферы экономики, по которой к нам бы не обращались. Здесь я особенно благодарна юристам и адвокатам города Владивостока, с которыми мы сотрудничаем. Это и Приморская коллегия адвокатов, и бюро "Правовая конструкция", "Верум", "Русин и Веки", и другие юридические копании. Они мне очень помогают - и помогают безвозмездно.

Если говорить об обращениях предпринимателей по органам власти, то в 2013 году 30% запросов касались действий должностных лиц органов самоуправления. В 2014 году количество обращений выросло до 40%. Я думаю, это тоже объяснимо. На местах представители бизнеса больше общаются с муниципальными структурами, чем, допустим, с федеральными чиновниками. Ведь на федеральном уровне идут вопросы по законодательству, а взаимоотношения малого и среднего бизнеса с госструктурами – это чаще всего уровень муниципальной власти.

Есть вопросы по таможенному администрированию, грузовым автоперевозкам, лесной отрасти, по уголовным, административным делам. Есть вопросы, которые РИА PrimaMedia, кстати, освещало, например, по независимым заправкам, мы тоже работаем в этом направлении. Вопросов много, и в самых разных сферах.

- Приморские предприниматели, как правило, просто просят помочь хоть как-нибудь, или же предлагают, как решить проблему в целом?

- Это очень хороший посыл, и я всегда говорю об этом. Дело в том, что все обращения, которые идут ко мне, разделяются: есть жалобы на конкретные действия или бездействия должностных лиц – это одно направление. Есть предложения, которые поступают как раз в целях усовершенствования законодательства. Конечно, когда поступают предложения, то с ними интересно работать, хотя и защищать предпринимателей – это прямая обязанность уполномоченного.

Предложения и поправки в законодательство в большей степени приходят от отраслевых и защитных ассоциаций. Как раз, если мы коснулись вопроса по независимым заправкам и если говорить о перевозчиках, то мы недавно направили в министерство экономического развития РФ запрос по нормативным актам, которые, на взгляд предпринимателей, нарушают их права, либо устанавливают какие-то дополнительные административные барьеры. Мы попросили министерство экономического развития включить эти акты в 2015 году в процедуру оценки регулирующего воздействия.

- Закона "Об уполномоченном по защите прав предпринимателей в Приморском крае", принятого в мае 2014 года, вам хватает для работы?

- Закон принимался достаточно долго. За счет того, что он был принят, во-первых, и уполномоченный стал работать в государственной должности, а во-вторых, мы смогли в сентябре зарегистрировать государственный орган, что расширило наши полномочия. Где-то чувствуется, что прав не хватает, и есть полномочия, которые мы еще не смогли использовать в своей работе и практике.

В 2015 году мы планируем наработать практику по взаимоотношениям с арбитражным судом. Госорган и госдолжность позволяют нам выступать в арбитражном суде и с самостоятельным иском, и выступать в качестве третьей стороны, защищая права предпринимателя. Мои коллеги работают уже два года, и на основании этого опыта уже подготовлены поправки в законодательство.

Сегодня в Государственной думе находится законопроект о расширении полномочий уполномоченного по защите прав предпринимателей, в частности при защите прав в уголовных преследованиях, вплоть до ознакомления с уголовными делами. Если закон будет принят, у нас полномочия расширятся.

Закон суров, но прозрачен

- Ранее, говоря о законодательстве, вы отмечали, что четкие, прозрачные правила игры - самое главное на рынке. Приморье, по-вашему, идет к прозрачности в законодательстве?

- Конечно. Сегодня практически ни один закон Приморского края, касающийся предпринимательской деятельности, не проходит мимо широкого обсуждения с предпринимательским сообществом. Введена и действует достаточно неплохо оценка регулирующего воздействия проектов нормативных актов. Более того, у нас уже есть опыт, мы стали инициаторами, добились проведения оценки регулирующего воздействия уже принятого нормативного акта.

Говорить про закрытость – абсолютно не про Приморский край. В Приморье при администрации края созданы общественные экспертные советы, которые также будут проводить оценки регулирующего воздействия, и ни один нормативный акт, который идет по отрасли, не минует экспертного мнения.

- То есть диалог между властью и бизнесом есть?

- В этом русле - однозначно есть.

Дорогие наши налоги

- Скажите, по вашей оценке, у властей Приморья есть еще резервы снижать налоговое бремя?

- У нас в Приморье достаточно много принято законов льготного налогообложения. Налог на прибыль, на имущество, для инвестиционных проектов - освобождение в зависимости от суммы от трёх до пяти лет, полное освобождение. Принят налог на имущество, рассчитанный, исходя из кадастровой стоимости, где 20% кадастровой стоимости легатируется - него не взыскивается налог, плюс предприятия, которые расположены в этих зданиях, осуществляющие деятельность общественного питания и бытовых услуг, тоже не подпадают под этот налог и не будут внесены в реестр.

Мы планируем выйти с инициативой по снижению порога размера ставки упрощенной системы налогообложения. Налоговый кодекс нам позволяет с 15% - это доходы минус расходы - уменьшить до 5%. Я думаю, снижение этого налога именно для производственных компаний в нынешней экономической ситуации могло бы сыграть положительный эффект.

В прошлом году снизили сумму стоимости инвестиционных проектов со 150 млн до 50 млн, подпадающих под освобождение от налога на прибыль. Сумма в 50 млн рублей - вполне реальная для среднего бизнеса, достаточная для реализации какого-то инвестиционного проекта.

- А будут ли "разведены" муниципалитеты по налогообложению?

- У нас существует система налогообложения – патент для индивидуальных предпринимателей, которые имеют до 15 человек в найме. Патент не получил должного востребования, и на это есть объективная причина: сегодня патент что в городе Владивостоке, что в селе Анучино - абсолютно одинаков, потому что федеральный законодатель не предусмотрел дифференциацию по месту ведения деятельности.

Мы и другие предпринимательские объединения обращались к законодателям, и они нас услышали. Теперь принят федеральный закон, который позволяет делать эту дифференциацию. К сожалению, мы не успели сделать это в 2014 году, потому что сроки были ограничены, а нужно было провести анализ, проработать, предоставить свои предложения, но готовность администрации Приморского края есть, и я лично получила письмо, как уполномоченный, с просьбой подготовить предложение в этой сфере.

В новом году мы будем работать, думаю, будут введены коэффициенты, которые помогут предпринимателям в муниципалитетах тоже применять эту удобную форму патента.

Омбудсмен, точнее - омбудсвумен

- Помогает ли в вашей работе то, что вы женщина? Какие - может быть, мужские - качества приходится в себе воспитывать, будучи омбудсменом?

- Знаете, я никогда в своей практике не применяла гендерный подход. Мне кажется, что каждый человек на своем месте должен исполнять эффективно свою работу. Моя задача – не очаровывать предпринимателей и федеральные структуры, а конструктивно решать задачи и проблемы, которые передо мной ставит малый и средний бизнес.

Женщина – она жена и мама, и, наверное, в этом русле где-то тяжелее, потому что приходится меньше времени уделять семье. В этом и есть немного разницы, в остальном разницы я не вижу.

В общем составе уполномоченных по РФ из 85 человек порядка 10-ти - женщины. Сейчас, отвечая на ваш вопрос, я поняла, что у нас на Дальнем Востоке очень активные женщины. В Дальневосточном федеральном округе в Приморье, Республике Саха (Якутия) и Амурской области – права предпринимателей защищают женщины. Это, наверное, дальневосточные корни дают такую силу и активность.

- Что касается 2015 года - можете сделать небольшой социально-экономический прогноз? Что ждет ваших подзащитных - предпринимателей?

- На протяжении последних двух лет идет очень частая смена законодательства, очень частая. В Приморском крае было принято значительное количество законов, которые направлены на улучшение предпринимательского климата, но эта законодательная чехарда создает некую нервозность.

События декабря 2014 года, конечно, не придают уверенности малому и среднему бизнесу, но, тем не менее, все понимают, что кризис – это испытание. Кто-то свешивает лапки и впадает в стресс, а кто-то ищет новые возможности.

Думаю, что большая часть предпринимательского сообщества Приморского края – это народ бесспорно активный, талантливый, предприимчивый. В кризисе наш приморский предприниматель однозначно будет искать новые возможности. Дальневосточники, особенно жители Приморского края, независимы и свободолюбивы, поэтому, думаю, мы абсолютно все преодолеем.


Источник: PrimaMedia
Фото PrimaMedia
Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter