Встреча Губернатора Приморья с участниками МедиаСаммита. СТЕНОГРАММА
10 июня 2015 16:30

Встреча Губернатора Приморья с участниками МедиаСаммита. СТЕНОГРАММА

Ведущий встречи – редактор «Новой газеты» во Владивостоке Андрей Островский.

Андрей Островский: В рамках второго дня МедиаСаммита-2015 у нас проходит встреча с Губернатором Приморского края Владимиром Миклушевским. Мы работаем в прямом эфире. Вместе со мной будут работать в студии и помогать – телеведущая Татьяна Бережная из «ГТРК-Владивосток», тележурналист из Находки и руководитель клуба редакторов Приморского края Яна Попова и Евгений Подтергера – «Общественное телевидение Приморья». Пожалуйста, коллеги, если у вас будут вопросы, можно поднимать руку. Можно также передавать вопросы записками. Пожалуйста, работайте как вам удобно. Поскольку у нас сегодня не интервью, а беседа, можно вступать в дискуссию. В основном, как я понимаю, разговор пойдет о проблемах, процентах, объемах, задачах... Но хотелось бы начать с личного. Город то у нас маленький, ничего не скроешь. Говорят, у Вас в личной жизни было событие – Вы сына женили?

Владимир Миклушевский: Да, это правда. Это очень приятное для нас с супругой событие. Это случилось 6 июня, мы и молодые очень довольны. Мы сегодня пришли поговорить о проблемах края. Я поддерживаю Ваше предложение – давайте попробуем выстроить беседу в режиме диалога. Не только вы пришли сегодня меня послушать, но и я вас, ваши мнения. Здесь собрались эксперты, в первую очередь – журналисты. Мы на МедиаСаммите вчера весь день обсуждали проблемные зоны в конкретных отраслях: экономики, спорта, экологии. Давайте на эти темы сегодня и поговорим.

Андрей Островский: Это действительно так – вопросов было очень много на разные темы. В частности, много говорили о госзакупках, например, о покупке люксовых внедорожников различными госкомпаниями, речь шла о Примавтодоре, Примводоконале. Что Вы об этом думаете?

Владимир Миклушевский: У нас сейчас не самая лучшая финансовая ситуация, хотя мы по этому поводу не горюем – живем и развиваемся дальше. Мы приняли решение, что, как минимум в 2015 году, замораживаем покупки такого рода внедорожников. Вообще, не следует руководителям компаний ездить на люксовых внедорожниках. Какие-то внедорожники должны быть, особенно, когда речь идет о поездках по краю. Но можно совершенно точно ездить на машинах поскромнее. Считаю, что роскошь неприлична.

Константин Шевкин, «Жемчужина у моря»: Развитие Свободного порта Владивосток – это новое дыхание территории. Но и конкуренты очень сильные – Сингапур, Гонконг. Скажите, чем будем привлекать? И будет ли территория опережающего развития в Находке?

Владимир Миклушевский: Законопроект разрабатывался с привлечением большого количества экспертов, людей из бизнеса, в общей сложности в обсуждении закона приняли участие 750 человек. Я очень благодарен нашим коллегам из Минвостокразвития, потому что к этому вопросу мы с одной стороны подошли творчески, с другой – так широко обсудили, и мне кажется, что законопроект получился неплохим. Он уже одобрен Правительством РФ и внесен в Государственную Думу. Там достаточно много важных преференций, прежде всего для инвесторов. Речь идет о льготных налоговых и таможенных режимах, упрощении административных процедур. Очень важная инновация, которая там содержится – это упрощенное получение визы иностранцами прямо на границе на восемь дней. Я считаю, это серьезным образом позволит расширить поток не только деловых людей, которым надо быстро оформить визу, но и туристов. Мы постарались использовать лучшие практики стран – «азиатских тигров», как их называют. Поэтому я со сдержанным оптимизмом буду говорить, но думаю, что мы сможем быть конкурентоспособными.

ТОР в Находке мы пока не планируем. Планируем ТОР в Восточной нефтехимической компании, но всегда можем вернуться к рассмотрению этого вопроса. У нас перечень ТОРОв не закрыт, поэтому давайте обсуждать. Нужны идеи для восхищения. Для того, чтобы та или иная территория претендовала на статус территории опережающего развития, конечно, там должны быть якорные инвесторы. Мы должны понимать, какая должна быть инфраструктура, на которую соответствующие инвесторы претендуют. Должна быть достаточно хорошая степень проработки.

Наталья Никулина, «ТАСС»: Планируется ли как-то решить проблему с заводом «Бор» в Дальнегорске. Известно, что у них какие-то проблемы с выплатой зарплат, работники намерены бастовать. Завод – второй по выпуску боросодержащей продукции, и нужно что-то с этим делать.

Владимир Миклушевский: Мы находимся в постоянном контакте с собственниками, безусловно, рынок есть рынок. «Бор» в конце 2014 года вышел на нормальные объемы, я бы даже сказал, что больше, чем плановые. Проблем не было, но сейчас опять идет спад рынка, буду обязательно встречаться с собственниками. Мы с ними договорились о таких встречах с тем, чтобы можно было смотреть какие-то альтернативные вещи. Хотя, я не раз говорил и собственнику Борису Минцу, что нужно диверсифицировать производство. Сегодня они выпускают монопродукт – борную кислоту высокой категории качества. Это хорошо и плохо одновременно, она применяется в очень узком премиальном сегменте. Как только рынок на них падает, соответственно у них возникают проблемы со сбытом продукции, проблемы с выплатой зарплаты и так далее. Думаю, что мы преодолеем эту ситуацию, потому что не раз ее преодолевали.

Андрей Островский:  Я напомню, что у нас в зале не только журналисты, но и гости – активные участники МедиаСаммита, в том числе эксперты. Среди них Виктор Ларин, он не только академический ученый, но и председатель Общественной палаты Приморского края. Вчера он был экспертом в очень важных принципиальных секциях, и знаю, что у него есть, что сказать о территориях опережающего развития.

Виктор Ларин: Я тут должен выступать в двух ипостасях. С одной стороны, как председатель Общественной палаты, с другой – как ученый.  И с той и с другой стороны проблема касается меня лично, потому что я и житель Приморского края, и человек, который анализирует процессы восточного поворота России, движения России в АТР. И с обеих позиций я бы хотел сказать, что это решение принципиальной и огромной важности. Потому что у нас много было разговоров о развитии Дальнего Востока, движении в АТР, но, к сожалению, мало что делалось. Это, пожалуй, первый такой решительный принципиальный шаг. И он не только реально позволяет двинуться в этот регион, не только реально начать конкурировать с теми самыми гигантами, о которых здесь говорили, но и серьезно способен изменить жизнь населения Приморского края. То есть, открывает огромные возможности, прежде всего, для людей. И зависеть реализация этого проекта будет не только от того, как, в каком виде будет принят закон, не только от того, как он будет реализовываться. Мы знаем, что законы у нас хорошие принимаются, но потом еще необходима серьезная работа по принятию различного рода подзаконных актов. Но и от того, насколько широко будет вовлечено население края в его реализацию. И я думаю, что в значительной степени это будет зависеть и от общественной активности жителей Приморского края.

Владимир Миклушевский:  Я подпишусь под Вашими словами. Я уже сказал о том, что  закон о Свободном порте, ТОРах мы очень широко обсуждали. Стали они идеальными? Наверное, нет, идеального ничего в нашей жизни не бывает. Но мы должны начать правоприменение, реализовывать закон на практике, посмотреть какие сложности возникают. А в случае необходимости будем вносить изменения. Как говорят: дорогу осилит идущий.

Андрей Островский:  Журналисты – люди достаточно критично на все смотрящие. Наши прекрасные планы, а они действительно прекрасные, что тут скрывать, выпали на время кризиса, с которым мы все столкнулись, особенно рядовые граждане: рост цен на лекарства, продукты, ЖКХ. И в экономике спад производства. Вас не смущает та атмосфера, в которой мы проводим наши преобразования?

Владимир Миклушевский: Нет, потому что мы же не можем сидеть, сложа руки. Более того, в китайском языке иероглиф «кризис» означает «новые возможности». Я смотрю на все с этой стороны. Как раз сегодня есть возможность для рывка вперёд. С точки зрения туризма появились большие перспективы, потому что курс рубля упал, и мы стали более привлекательны для иностранцев. Безусловно, от кризиса и сложностей в экономике люди страдают, но есть и преимущества, которые надо уметь использовать. Считаю, что мы очень вовремя этим начали заниматься. Будем сдержанными оптимистами.

Евгений Малюга, информационное агентство «Каскад-Находка»: После того как Вы вступили в должность Губернатора, Вы стали активно делать кадровые перестановки в Администрации края. Есть ли положительные результаты?

Владимир Миклушевский: Надеюсь, что есть, но оценивать должны приморцы. У меня простой принцип работы в команде: порядочность и компетентность. Я не раз об этом говорил. И по этим двум принципам мы подбираем людей. Кто-то на новой должности справляется и продолжает работать, кто-то не справляется и покидает команду. Так будет происходить и впредь, потому что команда должна работать эффективно. Мы пришли с амбициозными задачами, и проблем, которые надо решать, хватает – в социальной сфере, в сфере экономики. Все эти острые темы мы сегодня должны обсудить.

Виталий Власов, «ТВ-трек»: Недавно Госдума начала активно прорабатывать закон о запрете пиара губернаторов. Но пиар или не пиар – очень тонкая грань. И этот закон бьет по журналистам. То есть мы не сможем освещать деятельность Администрации края, города и потеряем какое-то финансирование. Когда грантовая система в области местных СМИ начнет работать в полную силу?

Владимир Миклушевский: С одной стороны, людей раздражает трата бюджетных денег на освещение деятельности органов власти, с другой – без этого, наверное, люди жить не смогут. В любом случае, Администрация и Губернатор должны рассказывать, что они делают. Нужно ли тратить на это бюджетные деньги? На этот счет существуют разные мнения. Мне на собственный пиар тратить деньги точно не нужно, я достаточно медийный человек.

Мария Соловьенко, главный редактор «Народное вече»: Вопрос я бы хотела задать – сейчас Губернатор озвучил, что вместо тендеров бюджетных для СМИ будут гранты. А мне непонятно, в чем разница. Что гранты будут из зарплаты губернаторов и депутатов выдаваться или также из бюджета? Вот кто мне ответит на этот вопрос. Спасибо.

 Владимир Миклушевский: Мы готовы со второй половины 2015 года перейти на грантовую систему, но как давать гранты? Каким образом? Из бюджета или нет? Я хотел бы обсудить эти вопросы с самим журналистским сообществом. Я думаю, это будет правильно.

Юлия Пак, председатель Общественного экспертного совета по развитию малого и среднего предпринимательства в Приморском крае: Бизнес-сообществом активно обсуждался проект о Свободном порте. Сейчас будут приниматься подзаконные акты, сопутствующие нормативно-правовые акты. Хотелось бы, чтобы они проходили экспертное заключение бизнес-сообщества. Хорошая новость, что будет упрощен визовый режим, это даст большие возможности для Приморского края. Хотелось бы, чтобы было развитие въездного туризма. Есть предложение в ближайшее время рассмотреть все программы, которые существуют на территории края по развитию туризма, разработать новую стратегию.

Владимир Миклушевский: Мы, безусловно, продолжим эту традицию, обсуждения с бизнес-сообществом проектов нормативно-правовых актов. Иногда одной фразой можно нивелировать действие хорошего закона, и мы не сможем его применять.

Мы над этим работаем, недавно прошла большая туристическая выставка, приезжал руководитель Ростуризма. Мы сейчас на гранты в Ростуризм подали несколько своих заявок – на финансирование развития туристического кластера. Стратегия развития туризма, безусловно, по мере развития Свободного порта будет трансформироваться. Повлияет игорная зона и другие наши замечательные места, которых в Приморье очень много.

 Виктор Косенко, ассоциация экономического взаимодействия «Северное Приморье»: Во время Большого проезда Вы были в Кавалерово, и мы делали предложение по развитию севера Приморья. Вы сказали, чтобы наш документ мы передали тогда первому вице-губернатору Василию Усольцеву. После этого было проведено большое совещание по развитию горнорудной отрасли и возобновлению геологоразведочных работ. Некоторые вопросы были решены Василием Ивановичем, но у нас есть ряд вопросов, которые могут быть решены только с вашим участием, так как это связано с финансированием. Например, финансирование заключения по возобновлению разработки горнорудных и оловодобывающих предприятий Кавалеровского района. И самое главное – по строительству горно-металлургического комплекса. Сегодня ситуация такая, что восстановление добычи оловорудных месторождений возможно только при наличии полной переработки. Мы просим в конце этого месяца назначить совещание с участием горняков, геологов, специалистов, которые могут дать практические советы, как восстановить добычу оловорудных месторождений, есть ли варианты строительства горно-металлургического комплекса? Мы надеемся, что с вашим участием север края будет сохранен и жителям не придется оттуда уезжать.

Владимир Миклушевский: Мы обязательно проведем совещание, даже сделаем его выездным. Хочу напомнить, о чем мы говорили во время Большого проезда: мы хотим создать компанию, пока предполагаем, что это будет стопроцентное участие Приморского края, которая займется доразведкой уже имеющихся месторождений. Это позволит уточнить запасы, увеличить стоимость месторождений и сделать их более привлекательными для инвесторов. Конечно, мы заменить инвестора, который придет, и будет разрабатывать месторождения, не сможем. Нельзя этого делать, это было бы неправильно. В таком режиме – в тесном контакте с потенциальными инвесторами, металлургами и горнопромышленниками, которые уже есть на территории края, – мы готовы поработать. 

Редактор «Новой газеты» во Владивостоке Андрей Островский: Мы готовим материал, посвященный такой проблеме, как «Квартал Д». Это огромный микрорайон, который примыкает к Снеговой пади. 30 гектаров земли, переданных краю от федералов пять лет назад. Есть инвесторы, которые готовы вложить деньги, земля, коммуникации, но единая дирекция этим занимается пять лет.

Владимир Миклушевский: Насколько я знаю, но могу ошибиться, сейчас эти гектары земли будут реализовываться для проекта «Жилье для российской семьи». Это федеральный проект Минстроя. Его суть заключается в том, что инвестор обязан построить жилье по стоимости не выше 35 тысяч рублей за квадратный метр. Но при этом государство доплачивает инвестору за инфраструктуру. Мы взяли на себя обязательство.  Со сдержанным оптимизмом считаю, что она будет реализовываться, потому что цены  во Владивостоке на жилье значительно выше. На мой взгляд, это привлекательная цена, которую люди смогут позволить себе для того, чтобы купить это жилье. Вице-губернатору Олегу Ежову дана и другая задача: вместе с банками разрабатывать новую  программу ипотечного кредитования. Сейчас программа есть, но ставка очень высока, и люди не могут позволить себе ипотеку. Но сейчас ситуация в банковском секторе выправляется, поэтому, думаю, что с осени мы совершенно спокойно сможем всерьез об этом говорить.

Супруга депутата Законодательного Собрания края Роза Гасанова: Хочется спросить о взаимодействии гражданского общества и СМИ. Благодаря Вашей инициативе появилась общественная палата, Вы поддерживаете все инициативы по развитию гражданского общества у нас в регионе. Как вы видите дальнейшее развитие и взаимодействие СМИ и гражданского общества в Приморском крае?

Владимир Миклушевский: Это одна из важнейших тем МедиаСаммита. Мы вчера на пленарном заседании начали об этом говорить. Знаю, что вы продолжили  эту тему обсуждать на секциях. Прежде всего, для меня СМИ – это возможность донесения информации как в одну, так и в другую сторону. Политик только тот успешен, кто умеет выявить общественный запрос, потом его реализовать. Потому что очень часто происходит – люди во власти считают, что именно так правильно делать. Пример тому – школа в Преображении. Я не против реформ в разных сферах, в том числе в образовании – надо и деньги экономить. Это нормально, за исключением одной простой вещи, – это должно отвечать чаяниям людей. Это точно должно быть людям объяснено, как минимум. Если это не удается сделать, то тогда такие реформы лучше отложить, потому что они не приведут ни к чему хорошему. Да, мы сэкономим деньги, но мы напряжем большое количество людей, ухудшим положение детей. Этого точно нельзя делать.

Второй вопрос, который мы затрагивали, – это блогосфера. Сейчас блогеров, которые имеют достаточно большое количество подписчиков, приравняли к СМИ. Но даже те, которые не имеют большого количества подписчиков, – это тоже источник получения информации. Я, например, в течении рабочего дня несколько раз обязательно захожу в Интернет и смотрю новости, в том числе негативные. Понятно, что в нашей жизни случаются и позитивные, и негативные моменты. На негатив мы очень быстро реагируем. В зале сидят почти все мои коллеги, вице-губернаторы. Они знают, что как только я прочитал какую-то новость вперед них, я сразу же направляю им электронное письмо с просьбой разобраться, включиться и попытаться решить эту проблему.

Мне лично пиар не нужен, моей команде тоже. Но без поддержки СМИ, думаю, мы не обойдемся. Существуют разные точки зрения. Александр Хинштейн вчера говорил, что он считает, что успешные районные газеты смогут существовать и без государственной поддержки, но у нас сейчас время непростое, и где-то они успешные, где-то не очень. Не здорово, если районные СМИ из-за того, что они не очень успешные, вдруг закроются. Ведь люди доверяют, прежде всего, тем районным СМИ, которые отражают те факты жизни, которые больше их всего интересуют. И даже новости краевого и федерального масштаба они узнают из районных изданий. На этом этапе мы не готовы полностью отказаться от поддержки СМИ. Но это мы, безусловно, пообсуждаем, потому что пиар-не пиар, а информировать людей нужно. Поддерживать СМИ нужно.

Лариса Кружанова, научный сотрудник института истории ДВО РАН: Отток населения – это не только экономическая проблема, но и психологическая. На протяжении многих десятилетий население формировалось, благодаря миграции. У нас сложилась психология «временщика». Как только был создан ДВФУ, первый год мы проводили опрос среди студентов экономических специальностей. Более 50 процентов ответили, что после окончания университета они не имеют дальнейшего смысла пребывания в Приморском крае. И свою дальнейшую жизнь большинство связывают с переездом в Москву и Санкт-Петербург, Калининград и 20 процентов – в Японию и Южную Корею. Чтобы Вы сделали, чтобы хоть как-то сломать психологию «временщика», особенно у молодежи? Наше побережье традиционно является местом привлечения не только желающих недорого отдохнуть, но и криминала. Сейчас что-нибудь делается на побережье с целью установления стационарных постов полиции на время сезона летних отпусков?

Владимир Миклушевский: Я не согласен с тем, что приморцы чувствуют себя «временщиками». Я не являюсь социологом, но зато встречаюсь с большим количеством людей, читаю социологические отчеты. Год назад было федеральное исследование, которое показало, что 70 процентов приморцев не хотят никуда уезжать. В Москву и Питер – 3-4 процента. Для молодежи надо создавать условия, в том числе, вовлекая в практическую деятельность. Например, молодежная политика – это не заигрывание, а вовлечение в реальную работу. Например, стажировки. Конечно, нужны реальные интересные и высокотехнологичные рабочие места. Молодежь не хочет идти работать на завод на старых станках, потому что в университете их учили другому. Молодежь – продвинутая, Интернетом пользуется, интересуется, и вдруг приходит на старый завод. Молодые люди не хотят этого.  Поэтому это проблема, которую нужно решать. И мы ее решаем, говоря об инвесторах и проектах.

Что касается оттока – это один из мифов, который до сих пор существует в общественном сознании. У нас миграционный отток был в 2013 году. Отток и демография – чистое сальдо минус семь тысяч человек, 2014 год – четыре тысячи человек, в 2012 – три тысячи. К численности жителей Приморья это 0,3 процента. Конечно, нас это тоже не устраивает. Мы хотим, чтобы был приток. Кстати, в этом году приняли несколько тысяч украинских беженцев. Они устроились у нас в Приморье, уверен, что они будут здесь жить счастливо, по крайней мере, мы все для этого сделаем.  Вообще, я ставлю перед собой задачу, чтобы мы это небольшое отрицательное сальдо превратили в положительное, и мы близки к этому.

По поводу второго вопроса, я скажу нашим полицейским генералам, чтобы они подумали над этим. Хотя скажу, что уровень озабоченности людей безопасностью серьезно снизился, это говорит о возросшей эффективности работы правоохранительных органов. Когда я начал работать в должности Губернатора, то проблема безопасности входила в пятерку. Сейчас она находится на одной из самых последних мест. Но это не значит, что все сделано и мы себя чувствуем абсолютно безопасно. Мы эту работу ни на один день не прекращаем. Ведется тесная работа с правоохранительными органами. Проводим постоянно общие совещания, где рассматриваем проблемные точки. Я председатель антитеррористической комиссии, координационной комиссии по взаимодействию правоохранительных органов. Что касается пляжей, это вопрос абсолютно справедливый, мы на ближайшем заседании его рассмотрим.

Вопрос из Черниговского района: Много поступало жалоб о том, что в селе не хватало медицинского персонала, особенно узких специалистов. Как Вы намереваетесь привлечь молодых специалистов в села?

Владимир Миклушевский: Существует федеральная программа «Земский доктор». Специалисту в возрасте до 35 лет дают один миллион рублей, мы ее софинансируем 50 на 50. За последние три года 136 человек мы привлекли в сельскую местность. Этого явно недостаточно. На одном из совещаний, которое проводил Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, я предложил эту программу расширить, и после этого появилось поручение на фельдшеров. Потому что не в каждом населенном пункте необходимо иметь врача. Мы двигаемся несколько в другой логике: мы ставим фельдшерско-акушерский пункт и принимаем больных. Кстати, в этом пункте может жить фельдшер – там есть жилая благоустроенная комната с душем. Практически у каждого пункта будет санитарный автомобиль. Если по каким-то причинам пациент в пункте не сможет получить нужную услугу, то его отвезут в больницу. У нас 11 межрайоных центров, которые окажут более сложную услугу. Если и в этих центрах не помогут, то человек может попасть в любое самое современное медицинское учреждение Владивостока.

Вопрос из Черниговского района: Люди из районов не знают, как попасть в перинатальный центр, какова схема?

Владимир Миклушевский: Каждый должен заниматься своим делом. Поэтому, когда будущая мама ждет ребенка, она попадает под медицинский контроль. Если у нее возникают риски с патологиями и болезнями будущего ребенка, ее обязательно будут наблюдать. Мы купили специальное оборудование, оно расположено в 11 межрайонных центрах, которые позволяют следить за развитием будущего ребенка. Если возникают проблемы, то мама будет направлена в перинатальный центр. Об этом она узнает от врачей, поэтому беспокоиться по этому поводу не надо – система выстроена, работает.  С введением этой комплексной системы у нас младенческая смертность уменьшилась на 25 процентов.

Вопрос из Черниговского района: В строительство перинатального центра были вложены огромные деньги, оправдали ли они себя?

Владимир Миклушевский: Конечно, да. Снижение младенческой смертности на 25 процентов – эта цифра говорит сама за себя. И перинатальный центр будет дальше оправдывать, наши мамы будут рожать здоровых детей. А в случае проблем со здоровьем, детей будут лечить. 

Андрей Островский: Вопрос, связанный с бывшей приморской фармацией. Судьба аптек, которые ушли в частные руки. Зимой случился кризис, Правительство РФ призвало контролировать цены, в том числе и на лекарства. В СМИ появилась информация, что в Приморском крае будет создана сеть государственных аптек. Может не стоит воссоздавать, а отобрать аптеки у тех, кто просто так их получил? Чтобы эта сеть снова была государственной.

Владимир Миклушевский: Приморская краевая аптека, которую разворовал Сысойкин, в основном использовала арендованные помещения. Частично были помещения в собственности аптеки, они остались в собственности края, и их мы можем использовать в будущем для создания такой сети. Эту сеть мы хотим создавать на базе аптечных пунктов в стационарных медицинских учреждениях, либо в ФАПах, которые у нас есть. Мы хотим шагнуть ближе. Зачем ломать то, что есть? Да, она ушла в частные руки, но, тем не менее, функционирует. У нас есть план определенных действий, мы создадим в больницах аптечные пункты с самыми необходимыми лекарствами, цены на которые мы сами можем контролировать. Ведь мы не можем сказать коммерсанту, что есть список из 1,9 тысяч лекарств, которые контролирует государство. Росздравнадзор вместе с нашим департаментом проводит соответствующие проверки. Есть другие лекарства, за пределами этого перечня, но мы по законодательству не имеем права его контролировать. Зато мы сможем создать условия, при которых они будут продаваться дешевле. Скорее всего, это будут российские аналоги, они нисколько не хуже, но дешевле. Мы много говорим о том, что надо российскую фармацию развивать, так давайте двигаться. Развивать ее можно, когда мы будем ее поддерживать, в том числе с помощью административных процедур. 

Екатерина Беляева, газета «Сучан», город Партизанск: В нашем городском округе живет достаточно много людей и в большей части – слабозащищенных, тех, кто не может себе позволить пользоваться платными медицинскими услугами. В нашем городе остро стоит вопрос о закрытии роддома. Обращения поступают от граждан, которые пользуются медицинской помощью, и от сотрудников. У нас некоторые  врачи получают 12 тысяч рублей, они боятся обращаться в инспекцию по труду, имея горький опыт. Есть сотрудники, уволенные за такие обращения. Сдать анализы бывает технически нереально. Просим Вас обратить внимание.

Владимир Миклушевский: Я приеду, но в первую очередь, приедет вице-губернатор Павел Серебряков и с этим разберется. В медицине проблемы остаются, по роддому мы обязательно посмотрим. Я считаю, что закрывать все надо очень аккуратно, услуги социальных учреждений должны быть доступны для людей. Я не против реорганизации, но это не должно приводить к тому, чтобы люди трудно добирались. Значит, должна быть предложена альтернатива, например, санитарная машина. Человек сел, и, ничего не платя, доехал. Надо серьезно подумать, необходимо ли закрывать роддом? Мы предпринимаем много шагов для увеличения демографии. Кстати, рождаемость растет. Нам надо, делая одно, не пытаться делать противоположное. Мы обязательно разберёмся.

Что касается зарплаты, посмотрим, но вообще зарплата врачей у нас растет хорошо. В 2014 году средняя зарплата врача – 52 тысячи. Я не знаю, кем работает та женщина, о которой вы сказали. Может быть, она санитарка, или работает неполный день. Дайте все данные, и мы разберемся. 

Вице-губернатор Павел Серебряков: По партизанской больнице действительно есть вопросы, с главным врачом недавно состоялся разговор, было вынесено последнее предупреждение. Ни о каком закрытии роддома не идет речи. Мы обозначили, что у нас растут демографические показатели, в том числе рождаемость. Я обязательно отправлюсь на место и разберусь.

 Евгений ПоттергераГеография нашего Дальневосточного Медиасаммита расширяется, вот здесь у нас представители Якутии.

Владимир МиклушевскийПриветствуем Вас.

Мария Христофорова, медиагруппа «Ситим», Якутск: Когда Вы были ректором нашего Дальневосточного университета, говорю нашего Дальневосточного, потому что много ребят из Якутии учатся и попросили слова передать. Мы здесь много услышали вопросов, связанных с Приморским краем. Как развитие Дальневосточного университета, как точки роста других отраслей. В 2013 году, когда проходила Ваша «Большая встреча» с предпринимателями Дальнего Востока и присутствовал Юрий Титов – уполномоченный по правам человека –  предприниматели из Якутии обратились с предложением создать лагерь для детского отдыха детей Дальнего Востока. Мы с 2013 года состояли в бурной переписке со всеми теми, кому Вы поручили этот вопрос: Хасанский район, Находка, Владивосток. Но, к сожалению, подходящего участка не нашли, и от всех получили отрицательные ответы. Но мы время не теряли, наш Дальневосточный университет дал старт созданию нового ТОРа на острове Русский. Теперь у нас есть возможность попросить Вашей поддержки и попасть в этот ТОР. Просим Вас включить лагерь «Дети Азии» в состав заявки Приморского края на создание ТОР на острове Русский в качестве потенциального якорного резидента с последующим выделением требуемого земельного участка и предоставлением соответствующих льгот. Всю необходимую документацию мы готовы предоставить. Предприниматели сейчас вкладываются в эскизные проекты, в подготовку технико-экономического обоснования. Мы весь этот закон изучили. Сегодня о ТОРах очень много говорят как о каких-то промышленных конгломератах, о таком активном освоении наших ресурсах. Все-таки, мне кажется, необходимо придать душевность, человеческое лицо, социальную направленность. И мы очень надеемся, что Вы наше предложение поддержите.

Владимир Миклушевский: Я уже считайте, что поддержал.

Андрей Островский: В зале также присутствует администратор создаваемого ТОРа «Русский» Андрей Полянский.

Владимир Миклушевский: А я ему все бумаги после нашей встречи передам. По формату я хочу сказать. Сегодня на нашей встрече мы изначально договаривались поговорить о приморских проблемах. Поэтому здесь в основном приморские журналисты, хотя мы никому в аккредитации не отказывали. Поэтому здесь есть и из регионов Дальнего Востока и иностранные журналисты. Я не знаю, нужно ли и имею ли я полномочия говорить о проблемах всего Дальнего Востока в части Якутии, например. Потому что будет не очень ловко мне, если я буду за вашего президента отвечать. Давайте у нас будет следующий Дальневосточный МедиаСаммит, и мы подумаем над другими форматами, когда журналисты из других регионов могли бы принять участие в такого рода мероприятиях.

Что касается ТОРа «Остров Русский», то он создается в двух форматах: как образовательно-научный кластер и туристско-рекреационный кластер. Поэтому, Ваше предложение абсолютно уместно в данном случае. А для дальневосточных ребят работает ВДЦ «Океан», где отдыхают и дальневосточные ребята и ребята из Сибири и Урала. И, кстати говоря, из Якутии тоже очень многие отдыхают. Мы очень гостеприимные люди и стараемся всех к себе позвать.

Андрей Островский: Коль скоро заговорили не только об экономике и инвестициях, но и об образовании, я бы хотел предоставить слово Виктору Шалаю – директору музея имени Арсеньева, потому что вопросы культуры очень остры в последнее время. Сегодня будет работать отдельная секция, посвященная освещению вопросов культуры в журналистике. И то, что приходит на ум – это позитивное решение о сносе семиэтажной новостройки в районе дома Элеоноры Прей. Вал вопросов подвешен  в воздухе.

Директор музея имени Арсеньева Виктор Шалай: Добрый день, Владимир Владимирович! Вопрос первый про дом Элеоноры Прей. Сначала хотел поздравить Вас и всех жителей Приморского края. Я, как человек, который работает в сфере культурного наследия, скажу, что это беспрецедентный случай, когда на уровне арбитражного суда Приморского края, принято решение о сносе дома, который изуродовал исторический центр Владивостока. Но, как мы понимаем, не решение было самоцелью, а фактический снос. И люди, погруженные в эту проблему, и думаю, что Вы тоже, далеки от мысли, что застройщик в шестидесятидневный срок разберет дом, на котором он собирался заработать. Мой вопрос заключается в том, готовы ли Вы идти дальше и не останавливаться на уровне его первой апелляции. И второй, и всех последующих, и его общем нежелании сносить дом? И что мы можем сделать?

Владимир Миклушевский: Да, готовы! Не буду скрывать, что занимал очень активную позицию в этом вопросе. И как приморец, и как Губернатор. Я  считаю, что объект исторического наследия, которым является дом Элеоноры Прей, и многие  другие, надо сохранить. Потому что иначе мы все потеряем, потеряем историческую память. И я буду и дальше отстаивать свою позицию в этом деле, используя все законные механизмы. Суд у нас независимый, но, тем не менее, мою позицию, и позицию огромного количества общественности, судья услышал. И принял, я считаю, единственно правильное решение. Тем более что там были нарушены все мыслимые и немыслимые нормы. Потому что давалось разрешение на одну этажность построек, а построили другую. Давали разрешение на один тип здания, а построили другой. Я доведу это дело до его логического конца. Это я обещаю.

Виктор Шалай: Администрация Владивостока выкупила часть усадьбы Элеоноры Прей. И в ближайший год в нем будут работать над созданием нашего музея, посвященного этой части истории города. Для нас как для краевого музея принципиально важно, чтобы эта постройка была снесена, потому что она физически угрожает жизни людей. И я также хотел Вас попросить. Я уже докладывал Вам в начале этого года, о том, что в ноябре на совещании Президента РФ о федеральных краеведческих музеях поднималась тема создания Морского Дальневосточного музея. И я хочу сказать, что с этого момента проделана огромная работа, которая подтвердила, что ресурсы в регионе есть огромные. Я бы хотел попросить Вас в августе организовать короткое совещание, на котором можно было бы доложить Вам о проделанной работе. И презентовать первый вариант проекта, чтобы Вы смогли принять решение как потенциальный заказчик.

Владимир Миклушевский: Хорошо, договорились. Мы обязательно встретимся. У нас есть ресурсы. Я думаю, что нам надо все те объекты культурного наследия, которые у нас во Владивостоке есть, объединить вместе. Если мы их объединим под одним  названием «Морской музей Владивостока», – это как идея, которая сейчас родилась, думаю, это будет правильным.

У нас есть огромное количество исторических объектов, которые точно будет интересно посмотреть людям, они уже сегодня туда едут. Чтобы не получилось так, что мы создаем что-то новое, а старое разрушается и приходит в негодность. А это очень сложный и большой проект, который требует больших вложений. Я готов участвовать. И мы, пусть не быстро, но обязательно это с вами вместе сделаем.  

Телеведущая Татьяна Бережная: У меня здесь очень много записок из моего сектора. Если мы их не успеем озвучить, мы их обязательно передадим в профильные департаменты. Они не останутся без ответа. Сейчас я передаю слово председателю общественного совета в сфере культуры.

Владимир Владимирович, вчера Вы слышали, как Виноградов сказал, что главная проблема сегодня – это низкое присутствие регионов в сегодняшней повестке дня. И вот меня очень беспокоит, что мы не слышим и не видим, как Москва показывает премьеру спектакля Ефима Звеняцкого «Крейсера». Мы не слышим информацию о приморских художниках и музыкантах. Спасибо большое, что Вы делаете большую работу по развитию этих направлений, но причина одна –  в том, что у нас нет программы краевой о подготовке кадров, которые бы и в СМИ, и в других  направлениях деятельности, давали качественную оценку. Какие лично Вы хотите внести изменения в подготовку кадров в сфере культуры и искусства? И какая уже  существует краевая программа?

Владимир Миклушевский: Проблема многогранная, и тут одной фразой и одним словом не ответишь. Виноградов, когда вчера об этом говорил, имел в виду вовсе другое. В культурном плане мы на федеральном уровне, на мой взгляд, представлены вполне адекватно. Конечно, хочется больше. Но надо понимать, что кроме нас в стране еще 84 региона. Поэтому мы не можем заполнять всю федеральную повестку каждый день. Но работать в этом направлении будем. Могу сказать, что такие наши федеральные коллеги, как Ольга Юрьевна Голодец, очень высоко оценивают нашу деятельность в этой сфере. Я с ней постоянно на связи. Что касается государственной концепции, Вы знаете, что совсем недавно был Государственный Совет, членом которого я являюсь, как и все мои коллеги-губернаторы, на котором обсуждался вопрос культуры. И по итогам Госсовета есть поручения Президента, о чем вы только что и сказали. И я глубоко верю, что такая программа должна быть создана. И я уже с этим посылом обращался к Ольге Юрьевне Голодец прошлым летом. На мой взгляд, у нас с учетом богатейшей российской истории, делается все же недостаточно, не могу не согласиться.

Что касается образования, давайте мы еще раз вернемся в этом году к этому вопросу. Мне кажется, что мы чуть-чуть опоздали. Этот учебный год мы уже пропустили. Давайте работать на перспективу. Буду в этом вопросе Вас поддерживать.  

 Яна Попова: Продолжим тему наследия. Вопрос – записка из Пожарского района. Жителя интересует вопрос о создании национального парка  «Бикин». Каковы сроки?

Владимир Миклушевский: Мы последовательно двигаемся. У нас было достаточно эмоциональное обсуждение этого проекта с коренными малочисленными народами. Понять можно удэгейцев. Они боятся, что в их заповедные места будут вторгаться чужие люди. Мы постарались сделать все для того, чтобы удэгейцы принимали в его создании участие. И это было не просто мое заявление. Оно сейчас зафиксировано на уровне Президента – Владимира Владимировича Путина. Это собственно то, о чем они меня просили. Мы уже почти выполнили свое обещание. Сейчас осталось только реализовать поручение Президента. Но я в этом нисколько не сомневаюсь. И Сергей Петрович [Сидоренко] может подсказать по срокам. Насколько я понимаю, все приближенно к концу 2015 года. Сергей Петрович добавит.

Вице-губернатор Приморского края Сергей Сидоренко: Мы предполагаем, что в сентябре будет подписано постановление Правительства о создании. И со следующего года уже будет заложено финансирование. То есть, мы ожидаем, что функционировать парк начнет уже  с начала следующего года как полноправная экологическая структура, важная на севере Приморья.

Андрей Островский: Мне режиссер подсказывает, что еще когда готовились к эфиру и выбирали наиболее интересные и занятные вопросы, одним из них был вопрос, связанный с приобретением медицинских вертолетов. Поначалу речь вообще шла, о том, что это будут вертолеты  для ВИПов, на них будет Губернатор со своими помощниками на охоту летать. Потом вроде согласились, что эти вертолеты медицинские. Вопрос: насколько было целесообразно приобретать канадские вертолеты в то время как у нас есть российские аналоги, в конце концов даже на территории Приморья производят? И как эта тема звучит сегодня?

Владимир Миклушевский: На этот счет много мифов и слухов. Я не раз говорил, что никакие чиновники, включая Губернатора, никогда на них летать не будут. И если попробуют, будут немедленно уволены. Мы изначально собирались приобретать их только как медицинские, или, как говорят, санитарные. Они не канадские, они европейские. В стране у нас не производят аналогичных профвертолетов. И, в том числе, в Арсеньеве.

Арсеньев сейчас готовит  новую модель гражданского вертолета Ка-62, но думаю, что она появится на рынке не раньше, чем через два-три года. Обычно санитарные перевозки осуществляют на большом вертолете МИ-8, которые у нас летают на северах, перевозят пассажиров. Но они очень дорогие в эксплуатации. И самое главное, они не везде могут садиться. Для них нужна специально подготовленная вертолетная площадка. А вертолет, который мы приобрели, абсолютно мобильный, может сеть везде. Такие средства спасения людей – это общепринятая мировая практика. Он перевозит одного больного лежачего, а рядом там есть место для двух врачей. Специалисты считают, что это наиболее эффективные средства спасения.

Андрей Островский: Тогда прямой вопрос. Когда мы уже сможем рассказать о первом санитарном рейсе?

Владимир Миклушевский: Мы уже зарегистрировали их в Росавиации как собственность Приморского края. Сейчас будет объявлен конкурс на эксплуатирующую организацию. Как только конкурс пройдет, пилоты выигравшей конкурс эксплуатируемой компании начнут обучение. Где-то, наверное, в августе будет совершен уже первый полет. Но я напомню, что каждый вертолет спасает 200-300 жизней в год.  

Евгений Поттергера: я предлагаю перейти к теме ЖКХ. К нам поступает очень много вопросов о реализации двух масштабных программ. Одна – это переселение наших соотечественников из аварийного и ветхого жилья. Другая программа – выделение квартир детям-сиротам. Во многих регионах страны эти программы, мягко говоря, буксуют. Как дела обстоят у нас в Приморье?

Владимир Миклушевский: Что касается аварийного жилья, программа реализуется по графику. Если мне память не изменяет, 558-560 домов за время реализации программы мы должны расселить. Я напомню, что это дома, которые признаны аварийными на 1 января 2013 года. Что касается домов, которые признаны аварийными позже или не признаны аварийными, но являются таковыми по сути – их еще называют ветхими – но это по сути то же самое, их больше. Президент поставил задачу решать ее поэтапно. То есть, решить задачу на 1 января 2013 года и двигаться  дальше. Эта программа, уверен, будет продолжена.

Что касается предоставления жилья детям-сиротам, тут у нас не все хорошо, могу сказать сразу. Потому что проблема была накоплена. Мы ее последовательно решаем. В этом году мы построим четыре дома и заложим еще шесть. Кроме того, мы приобретаем квартиры на вторичном рынке. Я абсолютную цифру сейчас не вспомню, сколько будет дано квартир в этом году. Но уже мы обеспечили с начала года 229 сертификатов. То есть, процесс идет. Думаю, что в течение нескольких лет мы эту проблему вообще закроем.

Андрей Островский: Спасибо, давайте продолжим тему. Я знаю, что последние несколько месяцев на депутатском уровне идет бурное обсуждение ситуации вокруг «Примтеплоэнерго».

Дмитрий Новиков, депутат и журналист: Сначала вопрос депутатский – относительно банкротства предприятия «Примтеплоэнерго». Дело в том, что, насколько мы знаем, у краевого предприятия действительно очень нелегкая финансовая ситуация. И, в вязи с этим, многие районы Приморья выражают обеспокоенность – не будет ли банкротство предприятия. И как мы будем переходить в следующую зиму?

И вторая часть вопроса – уже журналистская. При проведении журналистского расследования ситуации «Примтеплоэнерго» выяснились «забавные» факты. Прошлое руководство предприятия закупало достаточно большие объемы топлива по явно завышенным ценам. Из-за этого, собственно говоря, во многом и возникла та тяжелая ситуация, которая сейчас наблюдается на предприятии. Где «посадки»?

Владимир Миклушевский: Вот видите, Вы практически ответили. Мне и отвечать ничего не надо. Я, кстати, Дмитрия хотел поблагодарить. Он, как журналист, очень активно включился в это расследование. Действительно, мы чувствовали, что положение предприятия ухудшается, вынуждены были сменить там руководство. Там ситуация тяжелая, но точно не безнадежная. Поэтому, никаких проблем с отопительным сезоном у нас не будет. Мы сейчас ведем полномасштабную подготовку к отопительному сезону. Кстати, приказ номер один, который я подписываю, – он обычно датируется первыми числами января – называется «О подготовке к новому отопительному сезону». То есть, мы еще предыдущий продолжаем, а к новому уже готовимся. У нас зима длинная, поэтому мы уделяем этому серьезное внимание. Что касается воровства, действительно, факты такие, как мы предполагаем, – потому что их установит следствие, – имеют место быть. Мы все документы в правоохранительные органы передали. И каждый, кто к этому причастен, получит по заслугам, я в этом уверен. Вы, я надеюсь, не сомневаетесь в том, что я дохожу всегда дело до конца.

Александра Набокова: Вы в курсе ситуации «Водоканала» в Дальнереченске. Какой выход видите Вы из сложившейся ситуации? Проблема достаточно сложная.

Владимир Миклушевский: Я с этой проблемой хорошо знаком, потому что действительно не в первый раз ее обсуждаем. Это частная собственность. Приватизирована она была в лихие 90-е. Но, так или иначе, это частная собственность. Какие меры реагирования? Я обязательно сегодня еще раз переговорю с правоохранительным блоком относительно проверки законности приватизации. Качество воды должен проверять Роспотребнадзор. И будут соответствующие прокурорские реагирования. Я попрошу прокурора Приморского края Сергея Алексеевича Бесчастного лично включиться в эту тему с тем, чтобы защитить жителей Дальнереченска от этого произвола.

Андрей Островский: Коллега Дмитрий Новиков спрашивал у Вас, где «посадки». А я хотел узнать о тех «посадках», которые уже фактически состоялись. Я имею в виду странную ситуацию с компанией «ТМК», которая недавно гремела, которая построила прекрасные объекты – и низководный мост, и объездную дорогу и другие. То есть, эта компания с прекрасным бэкграундом, с прекрасным авторитетом. И вдруг, как гром среди ясного неба, компания банкротится, разваливается, люди пишут письма. Как там сейчас ситуация складывается?

Владимир Миклушевский: Сейчас там работают правоохранительные органы. Я думаю, что многие присутствующие в зале и телезрители знают об этом. И сами правоохранители. Но я сейчас не готов забегать вперед. Следствие пока идет, это было бы некорректно. Компанию банально разворовали. Была хорошая компания, а потом раз и не стало. Вывели активы, активно выводили по крайней мере, пока мы не вмешались с правоохранителями. Вывели денежные средства. Это частная компания. Мы не осуществляем контроль над частными компаниями. Это сделали владельцы, менеджмент компании. В чем соль проблемы? Частные владельцы это сделали, а все проблемы с работниками, потому что это приморцы, и я обязан их защищать, они сейчас упали на Администрацию. Мы в любом случае этим занимаемся. Там больше 70 миллионов задолженности по зарплате. Даже, по-моему, больше 100 уже на сегодняшнюю дату. Мы сейчас изыскиваем способы. Порядка 50 уже заплатили из этой задолженности. Люди получают деньги, мы работаем с Дмитрием Рогозиным. Эту ситуацию я держу на контроле. Сейчас людей настраиваем на космодром. Только не в компанию «ТМК», а в «Дальспецстрой». Каких-то людей мы здесь берем на работу. То есть, мы активно участвуем в судьбе людей. Потому что люди нам небезразличны. А с руководителями, которые все это сотворили, будут разбираться правоохранительные органы.

Андрей Островский: насчет ответственности – да, это ситуация непростая. Напоминает мне разговор с дольщиками, когда частный инвестор собрал деньги с дольщиков, а потом приходит в Администрацию края и говорит: «Спасите, помогите, деньги пропали, квартир нет». Это все знакомо.

Владимир Миклушевский: Тем не менее, вчера мы с Александром Хинштейном вместе с компаниями, которые являются горе-застройщиками, я бы их так назвал, пригласили дольщиков, правоохранительный блок. Три часа разбирались. На самом деле, часть проблем решилась. Примерно 12 домов заселили уже за три года, пока я работаю губернатором. Семь домов осталось самых проблемных. Вчера три часа мы сидели, занимались сразу после открытия МедиаСаммита. Очень подробно, скурпулезно выясняли, где какая проблематика. И будем дальше решать. Потому что это моя обязанность. Я обязан защищать дольщиков.

Татьяна Бережная: Мне передали записку, я бы хотела ее процитировать. Минюст России готовит поправки в закон о местном самоуправлении, благодаря которому губернатор сможет снимать мэров и руководителей муниципалитетов с должностей за нецелевое использование бюджета. Как Вы относитесь к этому и не считаете ли Вы, что можно больше давать свободы муниципалитетам и их главам?

Владимир Миклушевский: У нас сейчас политическая система так устроена, что главы муниципальных районов и городских округов, поселений достаточно независимые. Это заложено в Конституции и 136-м законе о местном самоуправлении. Я не знаю об этом законопроекте и не готов его комментировать. Но считаю, что такая самостоятельность безусловно должна сохраняться. Но при этом должна существовать вертикаль власти. Иными словами, губернатор не должен вмешиваться в повседневную деятельность муниципалитетов. Это неправильно. Муниципалитет должен работать самостоятельно, в рамках своего устава, в том числе и распоряжаться финансами. Но право у губернатора отстранять проштрафившегося мэра, конечно, должно быть.

Светлана Афанасьева, эксперт МедиаСаммита: Вы говорили о кадровой системе подготовки специалистов, молодых специалистов, прежде всего. Когда Вам до этого задали похожий вопрос, вы начали говорить об административном ресурсе и о будущих предпринимателях. ТОРы, по сути, созданы для того, чтобы инвестировать в нашу экономику, и одно из условий этого – строительство каких-либо заводов на территории Российской Федерации. Облегчается система бюрократическая и меньше проверок, и налоговые льготы, но инвесторам логичнее и легче всего идти в Азиатско-Тихоокеанский регион, потому что там рабочая сила дешевле, чем в Российской Федерации, это очень важно. Таким образом, вопрос состоит из двух частей. Я знаю огромное количество людей, очень талантливых инженеров, очень талантливых технологов, которые уходят с завода, с производства в связи с тем, что у нас очень низкие зарплаты. С одной стороны, как соблюсти баланс между желанием инвесторов сэкономить на рабочей силе и, в то же время, привлечь наших талантливых молодых специалистов именно на производство. Это разговор не о предпринимателях, а именно о тех людях, которые строят нашу экономику.

Владимир Миклушевский: Односложно тут не ответить. Но времени, чтобы превращать мероприятия в семинар, уже не осталось. Я скажу так. Первое, то о чем вы сказали, что в Китае дешевле рабочая сила, – это отчасти миф. В Китае в последние годы реализуют стратегию увеличения внутреннего спроса, соответственно, это невозможно делать без увеличения зарплаты. И если раньше очень многие производства из США, с Запада размещали в Китае, и это было выгодно, то сейчас многие производства переезжают обратно в страны, с которых они выходили. В этом смысле у нас зарплаты – конкурентоспособные в части рынка. И стоимость той продукции, которая на рынок выводится. То есть повышаешь зарплату – снижаешь конкурентоспособность. Понижаешь зарплату – повышаешь конкурентоспособность. Решение этого вопроса существует, оно звучит на словах просто, а на деле сложнее. Это повышение производительности труда. Ведь когда у вас производительность труда на предприятии высокая, когда работник вырабатывает в единицу времени много продукции, вы имеете возможность платить ему больше. Другого способа я не знаю. Я экономист по второму образованию, ответил бы так. Вот пример. Компания «Соллерс». Я средний уровень зарплат там сейчас не воспроизведу, но они выше, чем средние по экономике. А производительность труда в 14 раз выше, чем средняя по экономике Приморского края. Это данные 2013 года. Не думаю, что сейчас что-то сильно изменилось. Вот, пожалуйста, – повышаете производительность труда. Но для этого нужны инвестиции, новые технологии. Потому что понятно, что производительность труда, в первую очередь, связана с большей автоматизацией производства, меньшим количеством персонала, но при этом вы можете платить работникам большую зарплату.

Евгений Подтергера: Первый вопрос касается ситуации, которая сложилась сейчас на горно-химическом комбинате «Бор». Вы уже сказали, что на «ТМК» существует проблема невыплат заработной платы. Вот, аналогичная проблема существует и там. С той лишь небольшой разницей, что это моногород. И эта проблема свойственна сегодня многим моногородам. Какие шаги предпринимаются, чтобы подобные ситуации не повторялись?

Владимир Миклушевский: У нас Дальнегорск и еще четыре города попадают под категорию «моногорода». В них реализуются комплексные инвестиционные проекты, КИП – сокращенное наименование, которые призваны устранять монозависимость. Другими словами, создание альтернативного производства. В Дальнегорске такой план тоже существует. На мой взгляд, работает не очень эффективно. Я думаю, что мы сейчас придем к ситуации, когда его будем корректировать. План этот был принят еще до моего вступления в должность Губернатора и реализуется, но думаю, что не очень. Так как все три года мы слышим о проблемах на «Дальполиметалле» и «Боре». Сейчас, слава богу, постучу по дереву, «Дальполиметалл» выправился, а «Бор» все время лихорадит. Я уже объяснял почему, потому что рынок лихорадит, монопродукт производят, как только рынок упал, соответственно, возникают все эти проблемы. Хотя мы не раз говорили с собственником, с Борисом Минцем о том, что нужно просто диверсифицировать производство. Другого не существует способа.

И вторая вещь, которую мы будем тоже рассматривать, применять. Вы знаете, что закон о ТОРах позволяет создавать ТОРы в моногородах. Мы еще пока эту проблему глубоко не изучили, но сейчас поручение Василию Ивановичу Усольцеву в ходе нашего прямого эфира формулирую, он его записывает.

Александр Кузнецов, японская телекомпания «NHK»: Один из ключевых проектов – СПГ в Хасанском районе. Какова сейчас ситуация? Какое-то движение есть?

Владимир Миклушевский: Насколько знаю, сейчас идет проектирование. Никаких решений о замораживании проекта нет. Он реализуется в соответствии с планом.

Александр Кузнецов: В таком случае, есть какие-либо перспективы пригласить иностранных инвесторов и, естественно, с японской стороны?

Владимир Миклушевский: Это не совсем мой вопрос, его надо руководству Газпрома адресовать, но насколько знаю, руководство компании планирует привлечь в проект иностранных инвесторов. Это нормальная практика, когда привлекают инвесторов из страны, которая является потребителем, для того чтобы и риски диверсифицировать и так далее. Я знаю, что переговоры с японской стороной «Газпром» вел. Но более конкретно надо адресовать «Газпрому».

Максим Шпак, Артемовское городское телевидение: Артем вошел в состав Владивостокской агломерации. И часть полномочий была передана на краевой уровень, в частности, вопросы градостроительства, распределения земельных участков. Эти нововведения не создадут проблем для жителей Артема? И вообще, что даст агломерация Артему, к примеру, с точки зрения производства или сельского хозяйства?

Владимир Миклушевский: Агломерации во всем мире создаются для того, чтобы создать логистические возможности для жителей свободно перемещаться внутри агломерации, прежде всего. Кроме этого, во Владивостокскую агломерацию вошли четыре муниципалитета, то есть Владивостокский городской округ, Артемовский городской округ, Надеждинский и Шкотовский муниципальные районы. Она объединяет примерно миллион жителей. Это уже серьезный сигнал для инвесторов. Например, для сетевой компании, ритейлера так называемого, которая торгуют продуктами, товарами народного потребления, потому что ритейлеры в города, меньше миллиона жителей, как правило, не приходят, им не выгодно просто. Поэтому мы рассчитываем на программу агломерации, когда она реально заработает. Потому что, еще раз говорю: обозначить агломерацию и сделать агломерацию, это, как вы понимаете, разные вещи. Мы строим дорогу «Владивосток-Находка-Порт Восточный», которая свяжет Шкотовский район с агломерацией. С Артемом проще, потому что в Артеме такая дорога уже есть, хотя дорога «Владивосток-Находка-Порт Восточный» проходит и через Артем тоже. Это будет второй транспортный коридор.

Кроме этого, у жителей появится возможность пользоваться культурными учреждениями, культурными возможностями Владивостока, образовательными. Мы, конечно же, не сможем построить везде учебные заведения, похожие на те, где мы сейчас находимся, это невозможно, да и не нужно. Мы можем сделать возможным для жителей Артема и других районов, которые входят в агломерацию, учиться, живя при этом дома. Для этого не обязательно жить в кампусе, можно каждое утро ездить. И многие артемовцы, вы это знаете хорошо, ездят на работу во Владивосток. Вот, транспортная доступность – это и есть удобство всей агломерации, значит – жить там, работать, учиться, ходить в театры, музеи, кино и так далее. И все это, ко всему прочему, ведет к развитию бизнеса.

Андрей ОстровскийХотел бы напомнить, что у коллеги прозвучал такой элемент вопроса, и расширить его – насчет выделения земли. На самом деле, это касается самых острых районов: Надеждинский, Артем Владивосток, где всегда с выдачей земли самая сложная ситуация. Как она сейчас будет в рамках агломерации решаться, это действительно острый вопрос для многих.

Владимир Миклушевский: Она будет решаться точно так же. Просто мы сейчас находимся в таком переходном режиме. Потому что во Владивостоке существовала программа электронная, которая позволяла быстро административные процедуры решать, а в трех муниципалитетах их нет, там все на бумаге решают. Нам надо все переводить в электронный вид, это все время занимает, безусловно. Вот и некий переходный режим. Да, безусловно, остается проблема нехватки земли в Артеме. Она очень острая. И объективная – она в частной собственности находится. Какие пути решения? Мы будем работать с нашими федеральными коллегами, во-первых, будем вовлекать в оборот Владивостокское лесничество, это тоже непростой вопрос, потому что срубить и застроить это проще простого, но мы должны помнить и о наших детях, внуках, которым тут тоже жить. Мы будем обязательно вовлекать в оборот земли во Владивостоке к северу, которые сейчас в генплане пока что не задействованы, по сути, я об этом много раз говорил, и самое главное, что теперь это будет комплексно развиваться.

Понимаете, до тех пор, пока это развивалось по отдельности, каждый глава объективно, не в силу того, что он что-то не видел, он просто развивал свой муниципальный район, не видя, что делается у соседа. Просто у него не было полномочий. А сейчас будет комплексное развитие. Например, в том же Артеме сейчас земли не хватает, но есть земля под сельское хозяйство, ее мало, ну под теплицы еще можно использовать, а под посевы зерновых или сои бессмысленно. Никогда не окупишь это хозяйство.

Поэтому надо подумать над этим, я не говорю, что надо сразу взять и застроить эти сельскохозяйственные земли, но подумать точно надо. Мы естественно будем советоваться с общественностью. И, кроме того, я хочу сказать, что это делать будем не в одиночку. У нас создан Совет глав, куда вошли все главы этих районов, вошедших в агломерацию, и они на полноправной основе будут принимать вместе с нами все эти решения.

Андрей Островский: Когда вы сейчас говорили о том, какие земли будете вовлекать, вы, к моему удивлению, не назвали земли Министерства обороны. Когда Сергей Шойгу стал Министром обороны, он вскоре побывал в Приморье, и вышла куча пресс-релизов Администрации края, Администрации города о том, что Минобороны валом все передает, однако город до сих пор не строит дорогу на Русском, обещанную еще в прошлом году, – до подножия. Это говорит о том, что Минобороны так ничего и не передало. Не далее как позавчера здесь опять же находился Министр обороны Сергей Шойгу, не вдаваясь в военные тайны, о земле не говорили? О его обещаниях, в частности?

Владимир Миклушевский: Дело в том, что вопрос этот принципиально решен, я обращался к Президенту, мы вместе с Юрием Петровичем Трутневым, я насколько знаю, соответствующий разговор далее был с Сергеем Кужугетовичем. Согласованы вопросы, какая земля на Русском остается за военными, потому что она нужна в целях обороны и безопасности страны, и мы об этом тоже не должны забывать на фоне внешнеполитической обстановки, и какую они готовы отдать. Эти вопросы согласованы. Сейчас идет техническая процедура передачи земли, постановка на кадастровый учет и так далее. Она просто занимает время, надо немножко подождать, набраться терпения. Принципиально вопрос решен, поэтому я встречал действительно Сергея Кужугетовича позавечра, но я не стал ему этот вопрос задавать, потому что мы работаем с его заместителем Русланом Цаликовым в таком достаточно хорошем режиме.

Юлия Пушкина, PrimamediaУважаемый Владимир Владимирович, мы, я имею ввиду и вас, и всех присутствующих в этом зале, и большинство телезрителей, живем в городе у моря. И логично было бы, если бы у каждого горожанина было бы это море – чистое и доступное. Не хочется сегодня говорить о том, что может произойти если все-таки найдутся деньги на амбициозный проект ВКАД и что будет с нашим морем. Хочется говорить о настоящем. Если брать прибрежную полосу, по крайней мере, от Чайки до Второй речки, которую я прошла сама и увидела своими глазами, то там прям у кромки воды стоят лодочные гаражи в кавычках с надстройками в три-четыре этажа, настоящие коттеджи, принадлежащие явно людям с определенным высоким статусом и с немаленькими деньгами, ну это видно по косвенным признакам – тарелки, кондиционеры, солнечные батареи. И видно, что это не времянки. Это капитальное строительство. Кроме того, эти люди, нещадно отсыпают море, засыпают его, и на этих площадках возникают крупные стройки. Я вам даже передам фотографии, хотелось бы, чтобы вы взяли эту ситуацию под личный контроль. Ведь чистое море важно для нас и будущих поколений.

Владимир Миклушевский: Хороший вопрос, потому что, действительно, эта проблема существует. Знают о ней все присутствующие в зале и телезрители. Когда-то давали подлодочные гаражи еще в советское время, как правило. Потом они теми хозяевами или уже новыми перестроились, превратились в коттеджи. Давайте так поступим, я поручу Игорю Сергеевичу Пушкареву этой темой заняться, потому что это все-таки его зона ответственности, и природоохранной прокуратуре. Чтобы они внимательно посмотрели законность такого рода строительство. Потому что, действительно, незаконных строек во Владивостоке, когда разрешение дают городские власти, огромное количество. Совсем без разрешений, с разрешением на одно строительство, а строят совсем другое, и так далее. Мы сейчас в начале такого большого сложного пути расчистки «авгиевых конюшен». Но эту ситуацию возьму под контроль.

Наталья Скрипка, газета «Время перемен», Партизанск: У меня вопрос про водоканал. Наш местный водоканал выставил нашим коммерческим абонентам счета в размере 120 миллионов рублей общей стоимостью. В принципе пострадавшие – все наши предприятия, которые что-либо производят и дают работу местным жителям. В том числе пострадали городская больница, детская больница, бассейн, хлебозавод и даже кинотеатр. Все виноваты. Основание для выставления таких счетов – это просроченные водомеры, причем предприятием не было никаких предупреждений сделано. И грязеотстойники. Сети старые раньше так строили, грязеотстойники были предусмотрены технологическими особенностями строительства, а сейчас это у нас несанкционированные водоотводы. И, пользуясь дыркой в законодательстве, водоканал здесь провел счета по пропускной способности труб. Ну, это нереально просто, что у предприятий такое количество воды. Счета многомиллионные. Арбитражные дела у нас рассматривает одна судья, и такое ощущение, что все решения пишутся просто под копирку, для всех предприятий. Предприятия на гране банкротства, работы в городе не будет. Платить мы не можем. К кому обращаться? У нас везде замкнутый круг просто.

Владимир Миклушевский: Я разберусь с этой ситуацией, я сейчас не готов ее комментировать, потому что я с ней не знаком. Но мы с ней разберемся.

Андрей Островский: Я хотел бы развить тему с чистым морем. Не секрет, что на одном из последних совещаний, которые здесь проводил Юрий Трутнев, по подготовке проектов документов по свободному порту Владивосток, он сказал такую реплику, что приедет иностранный инвестор, посмотрит, а в порту-то, в бухте Золотой рог вообще безобразие, грязная бухта безумно. Я даже, честно говоря, не знаю, кому задавать вопрос. Можно конечно считать, как вы правильно совершенно сказали про городскую власть, – бухта в черте города, город должен наводить порядок. Но я представляю город приедет на 33 причал, где стоят крейсера, и куда его пошлют? Потому что военные-то никого не послушают. И, действительно, в бухте мазутные пятна и мусор, и с моста смотреть – ну просто сердце кровью обливается. В Свободный порт Владивосток приедет инвестор, и что он увидит? Кто вообще в бухте хозяин?

Владимир Миклушевский: В бухте хозяин – капитан порта, и его обязанность – расчищать водную  акваторию. И военные им подчиняются. Все, что связано с движением морских судов и с акваторией, подчиняется морскому порту Владивосток. Капитану этого порта. Это его обязанность. У него должны быть соответствующие суда, насколько я знаю, они есть. Судя по всему, не готов утверждать, но, наверное, не хватает финансирования. Но обязанность его. Потому что мэр города даже как-то устраивал субботник, выходили на малых судах с сачками, собирали мусор. Это идея хорошая, но это же нельзя делать каждый день, раз в год субботник можно. А это надо делать каждый день, ну или по мере загрязнения акватории.

 

Светлана Афанасьева, эксперт МедиаСаммита: Вы говорили о кадровой системе подготовки специалистов, молодых специалистов, прежде всего. Когда Вам до этого задали похожий вопрос, вы начали говорить об административном ресурсе и о будущих предпринимателях. ТОРы, по сути, созданы для того, чтобы инвестировать в нашу экономику, и одно из условий этого – строительство каких-либо заводов на территории Российской Федерации. Облегчается система бюрократическая и меньше проверок, и налоговые льготы, но инвесторам логичнее и легче всего идти в Азиатско-Тихоокеанский регион, потому что там рабочая сила дешевле, чем в Российской Федерации, это очень важно. Таким образом, вопрос состоит из двух частей. Я знаю огромное количество людей, очень талантливых инженеров, очень талантливых технологов, которые уходят с завода, с производства в связи с тем, что у нас очень низкие зарплаты. И тут как вилка. С одной стороны, как соблюсти баланс между желанием инвесторов сэкономить на рабочей силе и, в то же время, привлечь наших талантливых молодых специалистов именно на производство. Это разговор не о предпринимателях, а именно о тех людях, которые строят нашу экономику.

Владимир Миклушевский: Односложно тут не ответить. Но времени, чтобы превращать мероприятия в семинар, уже не осталось. Я скажу так. Первое, то  о чем вы сказали, что в Китае дешевле рабочая сила, – это отчасти миф. В Китае в последние годы реализуют стратегию увеличения внутреннего спроса, соответственно, это невозможно делать без увеличения зарплаты. И если раньше очень многие производства из США, с Запада размещали в Китае, и это было выгодно, то сейчас многие производства переезжают обратно в страны, с которых они выходили. В этом смысле у нас зарплаты – конкурентоспособные в части рынка. И стоимость той продукции, которая на рынок выводится. Потому что вы совершенно верно заметили, что это вилка. То есть повышаешь зарплату – снижаешь конкурентоспособность. Понижаешь зарплату – повышаешь конкурентоспособность. Решение этого вопроса существует, оно звучит на словах просто, а на деле сложнее. Это повышение производительности труда. Ведь когда у вас производительность труда на предприятии высокая, когда работник вырабатывает в единицу времени много продукции, вы имеете возможность платить ему больше. Другого способа я не знаю. Я экономист по второму образованию, ответил бы так. Вот пример. Компания «Соллерс». Я средний уровень зарплат там сейчас не воспроизведу, но они выше, чем средние по экономике. А производительность труда в 14 раз выше, чем средняя по экономике Приморского края. Это данные 2013 года. Не думаю, что сейчас что-то сильно изменилось. Вот, пожалуйста, – повышаете производительность труда. Но для этого нужны инвестиции, новые технологии. Потому что понятно, что производительность труда, в первую очередь, связана с большей автоматизацией производства, меньшим количеством персонала, но при этом вы можете платить работникам большую зарплату.

Евгений Подтергера: Первый вопрос касается ситуации которая сложилась сейчас на горно-химическом комбинате «Бор». Вы уже сказали, что на «ТМК» существует проблема невыплат заработной платы. Вот, аналогичная проблема существует и там. С той лишь небольшой разницей, что это моногород. И эта проблема свойственна сегодня многим моногородам. Какие шаги предпринимаются, чтобы подобные ситуации не повторялись?

Владимир Миклушевский: У нас Дальнегорск и еще четыре города попадают под категорию «моногорода». В них реализуются комплексные инвестиционные проекты, КИП – сокращенное наименование, которые призваны устранять монозависимость. Другими словами, создание альтернативного производства. В Дальнегорске такой план тоже существует. На мой взгляд, работает не очень эффективно. Я думаю, что мы сейчас придем к ситуации, когда его будем корректировать. План этот был принят еще до моего вступления в должность Губернатора и реализуется, но думаю, что не очень. Так как все три года мы слышим о проблемах на «Дальполиметалле» и «Боре». Сейчас, слава богу, постучу по дереву, «Дальполиметалл» выправился, а «Бор» все время лихорадит. Я уже объяснял почему, потому что рынок лихорадит, монопродукт производят, как только рынок упал, соответственно, возникают все эти проблемы. Хотя мы не раз говорили с собственником, с Борисом Минцем о том, что нужно просто диверсифицировать производство. Другого не существует способа.

И вторая вещь, которую мы будем тоже рассматривать, применять. Вы знаете, что закон о ТОРах позволяет создавать ТОРы в моногородах. Мы еще пока эту проблему глубоко не изучили, но сейчас поручение Василию Ивановичу Усольцеву в ходе нашего прямого эфира формулирую, он его записывает.

Александр Кузнецов, японская телекомпания «NHK»: Один из ключевых проектов – СПГ в Хасанском районе. Какова сейчас ситуация? Какое-то движение есть?

Владимир Миклушевский: Насколько знаю, сейчас идет проектирование. Никаких решений о замораживании проекта нет. Он реализуется в соответствии с планом.

Александр Кузнецов: В таком случае, есть какие-либо перспективы пригласить иностранных инвесторов и, естественно, с японской стороны?

Владимир Миклушевский: Это не совсем мой вопрос, его надо руководству Газпрома адресовать, но насколько знаю, руководство компании планирует привлечь в проект иностранных инвесторов. Это нормальная практика, когда привлекают инвесторов из страны, которая является потребителем, для того чтобы и риски диверсифицировать и так далее. Я знаю, что переговоры с японской стороной «Газпром» вел. Но более конкретно надо адресовать «Газпрому».

Максим Шпак, Артемовское городское телевидение: Артем вошел в состав Владивостокской агломерации. И часть полномочий была передана на краевой уровень, в частности, вопросы градостроительства, распределения земельных участков. Эти нововведения не создадут проблем для жителей Артема? И вообще что даст агломерация Артему, к примеру, с точки зрения производства или сельского хозяйства?

Владимир Миклушевский: Агломерации во всем мире создаются для того, чтобы создать логистические возможности для жителей свободно перемещаться внутри агломерации, прежде всего. Кроме этого, во Владивостокскую агломерацию вошли четыре муниципалитета, то есть Владивостокский городской округ, Артемовский городской округ, Надеждинский и Шкотовский муниципальные районы. Она объединяет примерно миллион жителей. Это уже серьезный сигнал для инвесторов. Например, для сетевой компании, ритейлера так называемого, которая торгуют продуктами, товарами народного потребления, потому что ритейлеры в города, меньше миллиона жителей, как правило, не приходят, им не выгодно просто. Поэтому мы рассчитываем на программу агломерации, когда она реально заработает. Потому что, еще раз говорю: обозначить агломерацию и сделать агломерацию, это, как вы понимаете, разные вещи. Мы строим дорогу «Владивосток – Находка – Порт Восточный», которая свяжет Шкотовский район с агломерацией. С Артемом проще, потому что в Артеме такая дорога уже есть, хотя дорога «Владивосток – Находка – Порт Восточный» проходит и через Артем тоже. Это будет второй транспортный коридор.

Кроме этого, у жителей появится возможность пользоваться культурными учреждениями, культурными возможностями Владивостока, образовательными. Мы, конечно же, не сможем построить везде учебные заведения, похожие на те, где мы сейчас находимся, это невозможно, да и не нужно. Мы можем сделать возможным для жителей Артема и других районов, которые входят в агломерацию, учиться, живя при этом дома. Для этого не обязательно жить в кампусе, можно каждое утро ездить. И многие артемовцы, вы это знаете хорошо, ездят на работу во Владивосток. Вот, транспортная доступность – это и есть удобство всей агломерации, значит – жить там, работать, учиться, ходить в театры, музеи, кино и так далее. И все это, ко всему прочему, ведет к развитию бизнеса.

Андрей ОстровскийХотел бы напомнить, что у коллеги прозвучал такой элемент вопроса, и расширить его – насчет выделения земли. На самом деле, это касается самых острых районов: Надеждинский, Артем Владивосток, где всегда с выдачей земли самая сложная ситуация. Как она сейчас будет в рамках агломерации решаться, это действительно острый вопрос для многих.

Владимир Миклушевский: Она будет решаться точно так же. Просто мы сейчас находимся в таком переходном режиме. Потому что во Владивостоке существовала программа электронная, которая позволяла быстро административные процедуры решать, а в трех муниципалитетах их нет, там все на бумаге решают. Нам надо все переводить в электронный вид, это все время занимает, безусловно. Вот и некий переходный режим. Да, безусловно, остается проблема нехватки земли  в Артеме. Она очень острая. И объективная – она в частной собственности находится. Какие пути решения? Мы будем работать с нашими федеральными коллегами, во-первых, будем вовлекать в оборот Владивостокское лесничество, это тоже непростой вопрос, потому что срубить и застроить это проще простого, но мы должны помнить и о наших детях, внуках, которым тут тоже жить. Мы будем обязательно вовлекать в оборот земли во Владивостоке к северу, которые сейчас в генплане пока что не задействованы, по сути, я об этом много раз говорил, и самое главное, что теперь это будет комплексно развиваться.

Понимаете, до тех пор, пока это развивалось по отдельности, каждый глава объективно, не в силу того, что он что-то не видел, он просто развивал свой муниципальный район, не видя, что делается у соседа. Просто у него не было полномочий. А сейчас будет комплексное развитие. Например, в том же Артеме сейчас земли не хватает, но есть земля под сельское хозяйство, ее мало, ну под теплицы еще можно использовать, а под посевы зерновых или сои бессмысленно. Никогда не окупишь это хозяйство.

Поэтому надо подумать над этим, я не говорю, что надо сразу взять и застроить эти сельскохозяйственные земли, но подумать точно надо. Мы естественно будем советоваться с общественностью. И, кроме того, я хочу сказать, что это делать будем не в одиночку. У нас создан Совет глав, куда вошли все главы этих районов, вошедших в агломерацию, и они на полноправной основе будут принимать вместе с нами все эти решения.

Андрей Островский: Когда вы сейчас говорили о том, какие земли будете вовлекать, вы, к моему удивлению, не назвали земли Министерства обороны. Когда Сергей Шойгу стал Министром обороны, он вскоре побывал в Приморье, и вышла куча таких ура-ура пресс-релизов Администрации края, Администрации города о том, что Минобороны валом все передает, однако город до сих пор не строит дорогу на Русском, обещанную еще в прошлом году, – до подножия. Это говорит о том, что Минобороны так ничего и не передало. Не далее как позавчера здесь опять же находился Министр обороны Сергей Шойгу, не вдаваясь в военные тайны, о земле не говорили? О его обещаниях, в частности?

Владимир Миклушевский: Дело в том, что вопрос этот принципиально решен, я обращался к Президенту, мы вместе с Юрием Петровичем Трутневым, я насколько знаю соответствующий разговор далее был с Сергеем Кужугетовичем. Согласованы вопросы, какая земля на Русском остается за военными, потому что она нужна в целях обороны и безопасности страны, и мы об этом тоже не должны забывать на фоне внешнеполитической обстановки, и какую они готовы отдать.  Эти вопросы согласованы. Сейчас идет техническая процедура передачи земли, постановка на кадастровый учет и так далее. Она просто занимает время, надо немножко подождать, набраться терпения. Принципиально вопрос решен, поэтому я встречал действительно Сергея Кужугетовича позавечра, но я не стал ему этот вопрос задавать, потому что мы работаем с его заместителем Русланом Цаликовым в таком достаточно хорошем режиме.

Юлия Пушкина, PrimamediaУважаемый Владимир Владимирович, мы, я имею ввиду и вас, и всех присутствующих в этом зале, и большинство телезрителей, живем в городе у моря. И логично было бы, если бы у каждого горожанина было бы это море – чистое и доступное. Не хочется сегодня говорить о том, что может произойти если все-таки найдутся деньги на амбициозный проект ВКАД и что будет с нашим морем. Хочется говорить о настоящим. Если брать прибрежную полосу, по крайней мере, от Чайки до Второй речки, которую я прошла сама и увидела своими глазами, то там прям у кромки воды стоят лодочные гаражи в кавычках с надстройками в три-четыре этажа, настоящие коттеджи, принадлежащие явно людям с определенным высоким статусом и с немаленькими деньгами, ну это видно по косвенным признакам – тарелки, кондиционеры, солнечные батареи. И видно, что это не времянки. Это капитальное строительство. Кроме того, эти люди, нещадно отсыпают море, засыпают его, и на этих площадках возникают крупные стройки. Я вам даже передам фотографии, хотелось бы, чтобы вы взяли эту ситуацию под личный контроль. Ведь чистое море важно для нас и будущих поколений.

Владимир Миклушевский: Хороший вопрос, потому что, действительно, эта проблема существует. Знают о ней все присутствующие в зале и телезрители. Когда-то давали подлодочные гаражи еще в советское время, как правило. Потом они тогдашними хозяевами или уже новыми перестроились, превратились в коттеджи. Давайте так поступим, я поручу Игорю Сергеевичу Пушкареву этой темой заняться, потому что это все-таки его зона ответственности, и природоохранной прокуратуре. Чтобы они внимательно посмотрели законность такого рода строительство. Потому что, действительно, незаконных строек во Владивостоке, когда разрешение дают городские власти, огромное количество. Совсем без разрешений, с разрешением на одно строительство, а строят совсем другое, и так далее. Мы сейчас в начале такого большого сложного пути расчистки авгиевых конюшен. Но эту ситуацию возьму под контроль.

Наталья Скрипка, газета «Время перемен», Партизанск: У меня вопрос про водоканал. Наш местный водоканал выставил нашим коммерческим абонентам счета в размере 120 миллионов рублей общей стоимостью. В принципе пострадавшие – все наши предприятия, которые что-либо производят и дают работу местным жителям. В том числе пострадали городская больница, детская больница, бассейн, хлебозавод и даже кинотеатр. Все виноваты. Основание для выставления таких счетов – это просроченные водомеры, причем предприятием не было никаких предупреждений сделано. И грязеотстойники. Сети старые раньше так строили, грязеотстойники были предусмотрены технологическими особенностями строительства, а сейчас это у нас несанкционированные водоотводы. И, пользуясь дыркой в законодательстве, водоканал здесь провел счета по пропускной способности труб. Ну это нереально просто, что у предприятий такое количество воды. Счета многомиллионные. Арбитражные дела у нас рассматривает одна судья, и такое ощущение, что все решения пишутся просто под копирку, для всех предприятий. Предприятия на гране банкротства, работы в городе не будет. Платить мы не можем. К кому обращаться? У нас везде замкнутый круг просто.

Владимир Миклушевский: Я разберусь с этой ситуацией, я сейчас не готов ее комментировать, потому что я с ней не знаком. Но мы с ней разберемся, попробуем помочь.

Андрей Островский: Я хотел бы развить тему с чистым морем. Не секрет, что на одном из последних совещаний, которые здесь проводил Юрий Трутнев, по подготовке проектов документов по свободному порту Владивосток, он сказал такую реплику, что приедет иностранный инвестор, посмотрит, а в порту-то, в бухте Золотой рог вообще безобразие, грязная бухта безумно. Я даже, честно говоря, не знаю, кому задавать вопрос. Можно конечно считать, как вы правильно совершенно сказали про городскую власть, – бухта в черте города, город должен наводить порядок. Но я представляю город приедет на 33 причал, где стоят крейсера, и куда его пошлют? Потому что военные-то никого не послушают. И, действительно, в бухте мазутные пятна и мусор, и с моста смотреть – ну просто сердце кровью обливается. В Свободный порт Владивосток приедет инвестор, и что он увидит? Кто вообще в бухте хозяин?

Владимир Миклушевский: В бухте хозяин – капитан порта, и его обязанность – расчищать водную  акваторию. И военные им подчиняются. Все, что связано с движением морских судов и с акваторией, подчиняется морскому порту Владивосток. Капитану этого порта. Это его обязанность. У него должны быть соответствующие суда, насколько я знаю, они есть. Судя по всему, не готов утверждать, но, наверное, не хватает финансирования. Но обязанность его. Потому что мэр города даже как-то устраивал субботник, выходили на малых судах с сачками, собирали мусор. Это идея хорошая, но это же нельзя делать каждый день, раз в год субботник можно. А это надо делать каждый день, ну или по мере загрязнения акватории.

 Игорь Чемерис, депутат Законодательного Собрания Приморского края: Спасибо за возможность задать вопрос. Уважаемый Владимир Владимирович, мы сегодня обсудили уже достаточно много вопросов. Но есть вопрос, который волнует десятки тысяч приморцев: это судьба наших профессиональных клубов «Адмирал» и «Луч». Буквально недавно произошли перемены в руководстве. Хотелось бы, чтобы Вы прокомментировали эти изменения и Ваше видение будущего этих клубов. Потому что я не хочу другие виды спорта обижать, но футбол и хоккей – это то, что волнует десятки тысяч приморцев.

Владимир Миклушевский: Ну, вы знаете, что у нас произошли изменения в руководстве, у нас предыдущий менеджмент ушел в «Амур». Была такая договоренность, что люди два сезона отработают и потом мы примем решение. Никакой трагедии тут нет. Сами ребята Александр Могильный и Александр Филипенко из Хабаровска, они честно отработали два сезона. Я хочу их поблагодарить. Играли неплохо наши ребята, но не вышли в плей-офф во втором сезоне. Но, я думаю, если болельщики расстроились, то, мне кажется, не сильно. Потому что всегда ходили, смотрели игру любимой команды, играли изо всех сил, выкладывались, старались. У меня претензий ни к менеджменту, ни к хоккеистам нет. Я сам всегда хожу, если я во Владивостоке, а не в командировке, ни одной игры не пропустил. Что касается изменений, то они плановые. Зиявудин Гаджиевич Магомедов стал президентом клуба, как мы и договаривались, я остался председателем наблюдательного совета. Поменялся менеджмент спортивный, пришли нормальные ребята. Это общая практика в КХЛ, НХЛ и в других спортивных союзах. Ничего тут страшного нет. Вопреки распространяющимся слухам, что вся команда ушла, это неправда, часть игроков ушла, часть – осталась. Опять же абсолютно нормальная практика. Будем сейчас набирать – у нас есть время для комплектования – сейчас новый спортивный менеджмент этим активно занимается. Я не хочу загадывать наперед, но я не побоюсь утверждать, что будем радовать не худшей точно игрой. Вообще будем стараться делать лучше, потому что у группы «Сумма» есть амбиции, есть собственное желание, чтобы клуб был в плей-оффе и продвигался, чтобы не на восьмом месте был. Посмотрим, будем делать все для того, чтобы клуб играл хорошо.

Что касается «Луча-Энергии», то, действительно, его лихорадит. Сейчас приняли такое решение, что серьезным образом будем и направление менять, и менеджмент. Потому что там, как это раньше называлось, застой: там надо новую кровь. В самое ближайшее время вы об этом узнаете.

Андрей Островский: Край имеет влияние какое-то на этот клуб? Там же энергетики…

Миклушевский: Энергетики как спонсоры. У нас два учредителя, так же, как и в «Адмирале». Край, который финансирует часть затрат, и часть затрат соответственно финансируют спонсоры. Конечно, мы имеем влияние и очень существенное, через правление, через назначение спортивного менеджмента. И мы будем пользоваться этим влиянием.

Андрей Островский: Спасибо. Наше общение продолжается порядка двух часов. Я думаю, у нас ресурс еще в 15-20 минут. Поэтому, может быть, по одному-два вопроса от сектора еще удастся задать. Давайте по кругу пойдем. Татьяна?

Татьяна Бережная: Я бы хотела сейчас вернуться к теме Большого проезда. По итогам его прошлым летом был сформирован список тех поручений – их больше ста – которые необходимо выполнить. Это три основные проблемы от каждого района, как я поняла. Так вот я не хочу драматизировать ситуацию, но и люди говорят, и мое мнение такое, что вроде как не слышно о каком-то массовом исполнении всех тех наказов, которые были сформированы.

Владимир Миклушевский: Ну, это не так, потому что я держу это на постоянном контроле. Я боюсь ошибиться, но, по-моему, 9 поручений уже выполнено. А по другим… Где-то проектирование идет, какие-то поручения будут исполняться в 2016 году. Дело в том, что мы в силу определенных объективных причин сокращали бюджет 2015 года и поэтому граница исполнения поручений сдвинулась. Не вижу в этом ничего страшного: экономические условия поменялись. Но могу еще раз заверить, что все 102 поручения будут выполнены до конца 2017 года. У нас такие планы.

Геннадий Картелев, ТВЦ-корпункт: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! У меня такой вопрос, коллега вот меня опередила. Спросила про молодежь. Но раз уж мы заговорили… Можно немного личного: я очень люблю родной край! Вопрос: каким вы видите Приморье через пять лет?

Татьяна Бережная: Стоит ли оставаться здесь?

Владимир Миклушевский:  Оставаться точно стоит, я в этом абсолютно уверен. Я вижу Приморье через пять лет краем, который станет максимально комфортным для живущих здесь людей. Потому что вот мы все время говорим про инвесторов-инвесторов-инвесторов… Людей, мне кажется, это немного раздражает, потому что инвесторы – это профессиональный сленг. Это такой черный ящик, который мы должны обсуждать в Администрации, потому что там много сложностей, много нюансов… Людей что интересует? Рабочие места – вот мы сейчас только что обсуждали, чтобы зарплата была достойной, верно? Как это можно достичь? Я уже сказал: современное производство, социальная сфера… Мы продвинулись по ликвидации очередей в детские сады детей от 3 до 7 лет. То есть, ее нет у нас на сегодня. И это большой шаг. Хороший шанс молодым мамам выйти на работу. Мы ведем большую работу по модернизации общего образования. Мы ведем большую работу по модернизации здравоохранения. Она не всегда видима, хотя по количеству ФАПов, которые мы поставили, – там 30 лет никто ничего не делал. Мы развиваем малую авиацию. И есть вещи, которые видим, есть те, которые будут видны чуть позже. Поэтому, прежде всего, комфортным для жизни людей. Владивосток должен стать полностью – он и сейчас, я уверен, – это должны люди почувствовать, Тихоокеанской столицей России. И вы видите, как меняется отношение страны к Владивостоку. Огромное количество мероприятий: вспоминайте 2012 год, когда всерьез обсуждалось, есть ли жизнь после саммита. У нас люди реально боялись, что саммит кончится и Владивосток все забудут, и ничего не будет, ни денег. Мы развиваемся: Владивосток стал модной точкой. Мои товарищи, друзья, которые в Москве, с которыми я давно дружу, говорят: как бы нам попасть во Владивосток? И они едут не ко мне, как к Губернатору, а посмотреть хотят. И таких людей все больше и больше. Я уверен, что и к вам в гости ездят. Здесь должно быть больше спортивных мероприятий, студенческих мероприятий. Слушайте, мы впервые провели «Студенческую весну». Мы этап кубка Дэвиса будем этим летом проводить, матч чемпионов будем проводить. То есть таких мероприятий становится все больше и больше. Концерты у нас, наконец, нормальные появились. Я имею в виду, для молодежи, с нормальной аппаратурой, в «Фетисов Арене». Всего этого не было, три года назад этого ничего не было. Поэтому это я, в первую очередь, вижу… И, конечно, молодежь, как самая чувствительная часть общества – у молодежи всегда и запросов много, и амбиций много – она должна это почувствовать. Как только она это почувствует, я пойму, что сделал что-то полезное.

Андрей Островский: Спасибо. Я в Вашем ответе уловил такое забавное для меня словосочетание «модная точка, модный город». Интересно, станет это интернет-мемом? Владивосток – модная точка! И еще, в развитие… Молодежь имеет такое обыкновение, которая верит в территорию, верит в перспективы, эта молодежь как-то незаметно становится многодетной молодежью. Так вот насчет земли многодетным – вопрос-то такой болевой висит два-три годы. Он вроде решается, но не так быстро, как хотелось бы. Как там сейчас ситуация?

Владимир Миклушевский: Да, он решается. В 2014 году мы довольно серьезно продвинулись в этом вопросе по федеральной части, где три ребенка. По нашей краевой, где молодые семьи и два ребенка, поскромнее, прямо скажу. Буквально там в пределах 10 процентов очереди реализовано, но это была отчасти осознанная наша позиция, потому что нельзя людей из первой очереди, которые несколько лет стояли, отодвигать еще. И мы сказали себе, депутатам Законодательного собрания, что мы принимаем такое решение. Это нам сами многодетные сказали: слушайте, имейте совесть, вы нам еще не дали, а новую очередь формируете. И мы пошли на это. Посовещались с советом многодетных матерей и по этой части продвинулись. Сейчас двигаемся и по второй. Нас немного сейчас тормозит изменение в законодательстве, потому что эти полномочия сейчас передали поселениям. Им это сложнее делать, чем районам, но мы будем сейчас думать, как поселениям помогать и как вернуть все-таки эти полномочия районам, потому что это реально нам очень сильно замедлило движение.

Екатерина Чернакова, Восьмой канал: Владимир Владимирович, сегодня очень много говорили о тех проектах, которые сейчас реализуются, часть из них уже реализованы. И все заслуженно, и все правда. Но вопрос мой звучит так: что, на Ваш взгляд, Вам не удалось реализовать? Или какие решения не удалось выполнить по тем или иным причинам? Это к вопросу о конструктивной самокритике.

Владимир Миклушевский: Вы знаете, еще впереди целая жизнь. Много чего еще не удалось реализовать.

Андрей Островский: Неужели Вы полагаете всю жизнь быть Губернатором?

Владимир Миклушевский: Нет. Я имею в виду пока что в пределах отведенного мне избирателями срока. Много еще, впереди четыре года, даже больше. Много что еще не удалось сделать – это безусловно. Я принял край: что-то было сделано, нельзя сказать, что тут ничего до меня не делалось. Но много было и проблем. Человек так устроен, что когда что-то сделано, он принимает это как должное, как данное. И пользуется, и радуется, и слава богу. Мы же сегодня с вами обсуждаем проблемы, хотя, если оглянуться назад, то мои три года, моего предшественника, то тоже много чего было сделано. Но сделать предстоит еще гораздо больше. Поэтому я считаю, надо засучить рукава и меньше думать о том, что сделано-что не сделано, а сосредотачиваться на том, что не сделано, и двигаться вперед.

Андрей Островский: Спасибо, коллеги, мы работаем 2 часа 15 минут. Прозвучали десятки вопросов. Не думаю, что мы удовлетворили всех желающих эти вопросы задать, потому что это невозможно ни технически, ни практически. Губернатору тогда, наверно, надо уходить из профессии и становиться телеведущим и шоуменом, чтоб отвечать на вопросы.

Владимир Миклушевский: На это я не согласен.

Андрей Островский: 2 миллиона приморцев. У каждого, я думаю, вопрос свой и от каждой территории. Спасибо всем тем, кто проявлял активность. Спасибо всем, кто прислал вопросы заранее, тем, кто принял участие во встрече. Владимир Владимирович, спасибо, что нашли время. На каждом МедиаСаммите такие встречи проходят – это имеет большую пользу.

Владимир Миклушевский: Спасибо вам, Андрей, спасибо всем ведущим.


Нашли ошибку? Выделите мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Формирование комфортной городской среды